Гарри Гаррисон. Золотые годы Стальной Крысы
Результаты небрежно комментировались.
     -- В бедре стержень. Вроде бы старый.
     -- Не  такой  старый, как эти  пластиковые суставы. Да,  древняя  кляча
изрядно побегала на своем веку.
     -- Доку этот  экземпляр понравится: в  легких затемнения -- туберкулез,
пневмосклероз или что-нибудь в этом роде.
     -- Еще  не  кончили? -- поинтересовался  Боггер, явившись внезапно, как
жуткое воспоминание.
     -- Кончили. Он весь твой, Боггер. Забирай. Прижимая скомканную одежду к
груди,  я зябко переступал босыми ногами по  холодному полу, а он волок меня
за собой. Затем впихнул  в камеру. Невзирая на слабое  сопротивление, Боггер
отнял у меня одежду, вытряхнул  содержимое  из карманов, швырнул  на кровать
грубую тюремную робу и пару шлепанцев.
     --  Обед в  шесть.  Двери отпираются за  минуту до этого.  Опоздаешь --
останешься голодным.
     Лязг захлопнувшейся двери оборвал его гнусный смешок.
     Дрожа и поеживаясь, я присел на кровать и спрятал лицо в ладонях, являя
собой   жалкое   зрелище   для  наблюдателя,   следившего  за   мной   через
замаскированные объективы. Вот и пришел конец  гордому, хоть  и  преступному
человеку. Я --  просто обреченный столетний старец, подошедший  к  последней
черте.
     Чего они не могли  разглядеть сквозь заслонившие лицо ладони -- так это
мимолетной счастливой и довольной усмешки. Я таки добился своего!
     Но  когда я  поднял  лицо, от ухмылки не  осталось  и следа, а губы мои
опять тряслись.
     Пластиковое стеклышко моих дешевых часов было так исцарапано, что цифры
удавалось разглядеть лишь с большим трудом. Я поднес их  к  свету и принялся
вглядываться, пыхтя от усердия. Наконец, мне удалось разобрать, который час.
     -- Обед  в  шесть,  Боженьки  мои!  Надо  выходить,  как  только  дверь
откроется.
     Прошаркав  к  двери,  я  сразу  после  щелчка   замка  распахнул  ее  и
заплетающейся походкой вывалился в коридор.
     При первом же взгляде на шаркающую  в одном направлении толпу  одетых в
серое дряхлых развалин  стало ясно, где находится столовая. Я влил свои шаги
в  общий шелест, у входа получил поднос и подставил его для  получения своей
доли казенного  месива. По  виду нипочем не догадаться, что  это такое, а по
вкусу --  тем более.  Ну, надеюсь,  хоть какие-то питательные  вещества  там
есть. Трясущейся рукой я начал таскать эту жижу в рот, ложка за ложкой.
     --  Впервые тебя  вижу,  -- с подозрением заметил сидевший рядом старец
лет восьмидесяти. -- Ты что, провокатор?
     -- Я осужденный рецидивист.
     --  Добро пожаловать в Чистило,  хе-хе, -- хрюкнул он, радуясь новичку.
-- Тебе приходилось угонять корабли?
     -- Пару раз.
     -- А мне трижды. На третьем и попался -- корабль оказался приманкой. Но
я пристратился и,  сам  понимаешь, недостаток  средств, возраст, да  и глаза
стали подводить...
     Его воспоминания текли ручьем, сливаясь в однообразное жужжание, и были
ничуть не  интереснее последнего. Я  позволил  старику  бубнить,  а  сам тем
временем  старательно  приканчивал  свой навозбургер  с  почесухой. Едва  я,
давясь,  пропихнул  в  горло  последний  кус  этой гадости, как до омерзения
знакомый  голос  перекрыл  заполнившие столовую  бряцанье ложек  и  хлюпанье
старческих ртов:
     --  Ржавая  Крыса!  Я вижу,  ты  покончил  с  обедом.  Так  что  давай,
быстренько волоки свои старые кости к доку.
     -- А как я его найду?
     --  По зеленым  стрелкам на  стене, ты,  тупорылый!  Зеленые  стрелки с
красным крестиком. Пошел!
     Я выкарабкался из-за стола и потащился куда сказано. Стены  были усеяны
разноцветными стрелками, указывающими разные стороны. Я заморгал и подошел к
стене вплотную, чтобы разобраться, потом повлек свои стопы налево.
     -- Входите, садитесь, отвечайте на мои вопросы. Недержанием страдаете?
     Молодой доктор сидел как на иголках, будто куда-то  спешил. Я поскреб в
затылке и пробормотал:
     -- Уж и не знаю толком...
     -- Вы не можете не знать!
     -- Да откуда? Не знаю, что это такое.
     -- Недержание мочи! Вы мочитесь по ночам в постель?
     -- Только если пьян.
     --  Здесь, диГриз, такая возможность  вряд  ли представится.
Copyright © 2010 sflib.ru