Гарри Гаррисон. Золотые годы Стальной Крысы
 После часового пребывания под
мышкой  ее пластик размяк, как пластилин,  но при соприкосновении с холодным
металлом застыл, став зеркальной копией внутренностей замка.
     Нас  ежедневно выпускали на часовую прогулку  в тюремный парк.  Я нашел
уединенную скамейку вдали от мест, где можно установить "жучки", и сидел там
с открытой книгой, в  полудреме свесив голову на  грудь. Чтобы понять, чем я
занят на самом деле, надо подойти вплотную.
     В  то  утро я содрал часть  пластикового  покрытия  своего потрепанного
бумажника и хорошенько разжевал  полученную пленку. На вкус она была  ничуть
не  хуже,  чем  здешняя кормежка.  Пропитавшись слюной, пленка  размякла  до
состояния отлично лепящейся тестообразной массы и  в  таком  виде нырнула  в
темные глубины моего кармана, где я прижал ее к слепку замка, чтобы получить
дубликат ключа, способного открыть нужную дверь. Удовлетворившись полученным
результатом, я подставил  пластик  под  жаркие лучи солнца -- содержащийся в
нем катализатор на свету начал действовать, и пластик моментально затвердел.
     По  логике  вещей  следовало  подождать подходящего момента, прежде чем
пытаться открыть дверь --  но требовался пробный  прогон,  чтобы устранить с
дороги  все  потенциальные  препятствия  и пребывать в  уверенности,  что  в
запланированный момент все пройдет без сучка без задоринки.
     Баррин  помогал мне с упоением. Мы свернули часы, и в тот момент, когда
я  дошел до  двери,  он  споткнулся  и упал на  стол в самый разгар какой-то
карточной  игры.  Раздался грохот,  злобные  вопли, а я  тем  временем сунул
доморощенный ключ в замочную скважину, повернул его и нажал на дверь.
     Ничего  не произошло.  Я  глубоко вздохнул,  задержал дыхание, а  потом
пустил в ход весь опыт медвежатника, приобретенный за долгую жизнь.
     Замок слегка заскрежетал--и уступил.
     Мгновенно  нырнув  в комнату, я запер за собой дверь  и прижался к ней,
ожидая услышать топот шагов и встревоженные крики.
     Ни  того  ни  другого.  Теперь  можно   оглядеться.  Комната  оказалась
небольшой кладовкой  и  была  до потолка  завалена стопами бумаги  и грудами
столь  дорогих  сердцу бюрократа  бланков  и  формуляров.  Крохотное  оконце
пропускало  достаточно света, чтобы  ориентироваться.  Я мысленно  зарисовал
план, потом переставил  одну коробку, преграждавшую путь. Все,  хватит. Пора
убираться, иначе День Д, Час Ч и Минута М, когда  я нарвусь на неприятности,
окажутся  в роковой  близости. В коридоре ни звука. Теперь быстро  за дверь,
запереть  замок  --  и  бросок по коридору  обратно в зал, в  эпицентр вялой
потасовки.  Жаль,  что мы испортили  игру.  Впрочем, нет,  жалеть не  стоит.
Баррин стрельнул в мою сторону глазами, а я то ли заговорщицки подмигнул, то
ли просто глаз мой дернулся от нервного тика.
     Мы с Анжелиной сошлись  на том,  что при  первой встрече контакт должен
быть  предельно кратким.  Выбор момента  вообще  играл  главную  роль.  Ради
конспирации встреча должна  состояться  в сумерках,  но не настолько поздно,
чтобы  нас отправили  баиньки.  В назначенный вечер после обеда я  вышел  из
столовой  первым  и  быстро  заковылял к  сортиру.  Мимо  двери  и вверх  по
лестнице. Пришел  впритык,  в запасе оставалось буквально  несколько секунд.
Открыть и закрыть дверь, несколько шагов по проходу, часы уже наготове.
     Быстро  перехватить ремешок в  обе руки -- для удобства. Прижать  его к
оконному запору.  Пластик, покрывающий  ремешок,  тут же сполз, обнажив куда
более твердую пластисталь мини-пилы. Пила громко взвизгнула, раздался резкий
щелчок. Сунув часы в карман, я дотянулся до окна и приоткрыл его.
     Снаружи уже  ждала Анжелина, вся  в черном, вплоть до черных перчаток и
черного  грима  на лице.  Она сунула мне  в руки  сверток, но вопреки нашему
уговору не удержалась и тихо прошипела: "Самое  время!" --  пока я  закрывал
окно.
     Я  тут  же  смылся, спрятав  сверток  в  складках робы, а укладываясь в
постель, сунул его под подушку, предварительно вытащив детектор.
     Вскоре после  того, как в тюрьме  вырубили свет, я  начал  ворочаться с
боку на бок с громкими стонами:
     -- Никак не уснуть.
Copyright © 2010 sflib.ru