Гарри Гаррисон. Золотые годы Стальной Крысы
 Бессонница и артрит меня в гроб вгонят. О-ох!
     Я  поворочался  еще  чуток, а потом встал и начал слоняться по  камере,
почесывая  ногу.  А  заодно почесывая  регуляторы  детектора  с потрясающими
результатами:  всего лишь одна телекамера над дверью  -- что дарило  мне два
слепых  сектора вне  обзора. Теперь стоило  хорошенько выспаться, потому что
наутро предстояла масса работы.
     Баррина  Баха  я отправился искать  уже перед самым полуднем, обнаружил
его на солнечной террасе и присел рядом. Он  вопросительно  приподнял брови,
но я не проронил ни слова, пока не поработал с детектором.
     --  Великолепно,  --  наконец  кивнул я,  --  только не  говори слишком
громко. Контакт состоялся.
     -- Значит, у тебя все есть? Он аж трепетал от волнения.
     -- Все. Большая  часть упрятана так, что ее  не  найдут.  Выйдем в парк
ровно через двадцать минут.
     -- Зачем?
     -- Затем, что у меня во рту лазерный оптический телефон. -- Я приоткрыл
губы и продемонстрировал объектив. -- Звук  передается через кости черепа на
уши.
     -- Какой звук? -- Баррин был явно заинтригован.
     -- Звук сладкого голоска моей милой Анжелины, которая держит путь во-он
к тому правительственному  зданию, что виднеется  за оградой. Такой разговор
перехватить невозможно. Пошли.
     Я откинулся на спинку шезлонга, а в нужный момент  улыбнулся в  сторону
далекого  здания.  Особой точности  не  требовалось,  поскольку  у  Анжелины
двухметровый объектив.
     -- Доброе утро, любимая.
     -- Джим, я жалею, что мы затеяли  эту безумную авантюру, -- забренчал в
моем черепе ее голос.
     -- Да только теперь она уже мчит на всех парах.
     -- Знаю. Но  мне не нравится карабкаться по стенам даже в молекусвязных
перчатках и ботинках.
     -- Но ты же справилась с этим, любимая. Ты очень сильная и опытная...
     -- Если ты осмелишься добавить "для женщины твоих лет", я с тебя живого
шкуру спущу, когда выберешься!
     -- У меня и в мыслях  этого  не было! Слушай, а потянем мы двоих вместо
одного? Я встретил  тут  старого знакомого, который,  честно говоря, однажды
спас  мне жизнь. В  ледяной пещере. Как-нибудь расскажу  на досуге. Ну,  так
как?
     Она  мгновение поколебалась, и я представил себе, как она очаровательно
нахмурилась: моя Анжелина слова не проронит, пока не примет решение.
     -- Да, конечно. Надо только поменять транспорт.
     --  Хорошо.  Раз  уж  будешь  менять  транспорт,  позаботься,  чтобы он
оказался достаточно вместительным.
     -- На четверых?
     -- В  общем,  нет. Мне в  голову пришла  цифра,  ну, несколько ближе  к
шестидесяти пяти...
     -- Сбой связи. Повтори последние слова. Прозвучало "шестьдесят пять".
     --  Вот именно! В  самую  точку!  Правильно! -- Я изо всех сил старался
придать  голосу радостные  нотки  и  убрать  заискивающие,  но мою  жену  не
проведешь.
     -- И не пытайся, диГриз, знаю я тебя. Шестьдесят пять -- да это, должно
быть, все зэки до единого!
     --  Именно  так,  любимая. Ровно  столько. Я  бы  предложил в  качестве
варианта  туристский автобус.  Однажды я  это проделал, и все  прошло как по
маслу. Найди автобус, а завтра в это же  время обсудим детали.  Надо идти, а
то кто-то приближается.
     С этими словами я отключился.  На  самом деле никто нас не  засек, но я
хотел выждать  сутки, чтобы поостыл праведный гнев  моей благоверной,  а  уж
потом толковать о деталях.
     --  Что  случилось?  --  поинтересовался  Баррин. -- Я слышал,  как  ты
бормотал себе под нос, и все.
     -- Все работает  как  часы,  лучше некуда.  Моя дражайшая супруга полна
искреннего энтузиазма, особенно по поводу последних доработок.
     -- Каких?..
     -- О подробностях после, пора на ленч. Воду не пей.
     -- Почему это?
     --  Я  утром  ее  проанализировал. Буквально напичкана успокоительными,
селитрой и  отупляющими средствами. Потому-то заключенные  заговариваются  и
еле таскают ноги. По-моему,  почти все находятся  в  куда  лучшей форме, чем
выглядят.
     На  следующий день  гнев Анжелины действительно  остыл, даже  чересчур.
Хотя лазерный телефон иска жал ее голос, превращал его  в жужжание, я уловил
г нем  ледяные  нотки  настолько  отчетливо, что невольно  вспомнил ту самую
пещеру.
Copyright © 2010 sflib.ru