Гарри Гаррисон. Золотые годы Стальной Крысы
     -- Автобус есть. Куплен легально. Что еще?
     -- Лично тебе -- форма водителя, чтобы оправдать пребывание за рулем. А
еще -- ну, несколько мелочей...
     --  Каких,  например? --  Температура  жидкого  азота. Пока я  диктовал
список, голос остыл до абсолютного нуля.
     -- Это  самый  безумный план, придуманный  куриными мозгами, какой  мне
только приходилось слышать. Мне  придется из  кожи вон  лезть,  чтобы он  не
провалился, а ты выбрался бы  в целости и сохранности -- я хочу пришить тебя
собственноручно.
     -- Любимая, ты шутишь!
     -- А вот узнаешь! -- И она отключилась.
     Может, идея и в самом деле не такая и блестящая -- но раз  уж я  ступил
на эту дорожку, то должен пройти ее  до конца. Впервые в жизни  я чувствовал
не  волнение, а подавленность  -- может,  перепил воды.  И тут я вспомнил  о
лекарстве, которое положил в сверток как раз на такой случай.
     Пристроившись   вне   поля   зрения   "жучка"   над   дверью,  я  вынул
вентиляционную решетку и извлек  пластиковую бутылку с этикеткой "ОСТОРОЖНО!
ОСОБОВЗРЫВЧАТАЯ ЖИДКОСТЬ".  В каком-то  смысле так оно  и было:  сто  десять
градусов плюс  двадцать лет  выдержки  в бочке.  Хорошее  расположение  духа
вернулось тотчас же.
     Мы  с  Анжелиной  регулярно общались  при помощи  лазера  на протяжении
последующих шести дней. Весьма краткие беседы проходили в официальном ключе,
как ни старался я говорить  по-дружески или  выдать  какую-нибудь шутку. Все
тщетно. Моя  милая была не в духе. И не без повода, со вздохом констатировал
я. Оставалось лишь смириться с этим.
     На седьмой  день  наша беседа вообще была односторонней: она произнесла
одно-единственное  слово  и  прервала  связь.  Кончиком   языка  я  отключил
передатчик и повернулся к Баррину; теперь он выглядел куда живее -- перестал
пить воду в столовой.
     -- Срок назначен.
     -- И когда?
     -- Скажу после обеда.
     Он открыл  было рот, но  тут  же его захлопнул,  осознав мудрость моего
решения. Чем меньше народу знает, тем меньше шансов проговориться. Сохранить
тайну в тайне под силу лишь одиночке.
     В тот  же  вечер,  когда  бряцанье ложек по  металлу  судков  сменилось
хлюпаньем серого желеобразного  десерта, я отнес свой поднос на мойку, вышел
и закрыл за  собой дверь. Кое-кто из  хлебавших  десерт с вялым интересом  в
мутном взоре наблюдал, как я накрыл "жучок" на стене крохотной металлической
коробочкой.
     --  Попрошу  вашего  внимания,  -- сказал  я, громко постучав ложкой по
столу, подождал, пока гул голосов стихнет, а потом указал на боковую дверь.
     --  Сейчас  мы  все  выйдем  через  эту дверь. Джентльмен,  который  ее
откроет, Баррин Бах, будет вашим провожатым. Все следуют за ним. -- Пришлось
повысить  голос,  чтобы перекрыть  бормотание присутствующих.  -- Сейчас  же
заткнитесь и  не задавайте никаких вопросов.  Обо всем узнаете после. Сейчас
могу сказать  только  одно:  властям  наверняка  не  понравится то,  что  мы
сделаем.
     Все  одобрительно  закивали,  поскольку каждый  оказался  здесь  именно
потому, что попирал закон и обводил власти вокруг пальца. Это обстоятельство
да еще транквилизаторы  в питьевой  воде заставили их невозмутимо  выполнять
дальнейшие мои приказания.
     Я  остановился   у  двери,  улыбаясь  и  время  от  времени  похлопывая
проходящих по плечу, изо всех сил стараясь не выдать своего беспокойства.
     Каждая истекшая  минута грозила  тем,  что массовое  бегство обнаружат.
Повара  и двое  охранников мирно спали в  кладовой;  "жучок" выдавал  запись
счастливого  чавканья,  а  две другие двери были  на  запоре -- в  этом-то и
заключалось самое слабое звено плана. Обычно во время еды в  столовую  никто
не заходил, но бывали и исключения. На  счастье я скрестил пальцы за спиной,
от всей души надеясь, что нынешний день не станет этим самым исключением.
     Наконец  последняя  согбенная  спина скрылась в коридоре, я вздохнул  с
облегчением,  вышел  следом  и  запер  за  собой  дверь.  Следуя  за  своими
шаркающими коллегами  вниз  по  лестницам в подсобный коридор,  я запирал за
собой каждую дверь.  То  же  самое  я  проделал, миновав  подвал  и войдя  в
котельную.
Copyright © 2010 sflib.ru