Гарри Гаррисон. Стальную крысу - в президенты
..
     Кличка! И это обо мне-то, будто речь идет о заурядном преступнике!
     Скрежеща от обиды зубами, я  поднялся  и  сломал  у  него  под  носом
сигару.  Его  зрачки  расширились,  а  через  секунду  он  закрыл   глаза:
спрятанная в сигаре капсула треснула,  и  в  его  волосатые  ноздри  попал
сонный газ. Я вырвал из его толстых пальцев значок, который он мне  только
что продемонстрировал, и сделал  шаг  в  сторону.  Он  повалился  лицом  в
сахарницу.
     Вытянув  левую  руку,  я  крутанулся  на  каблуках.  Как  обычно,  не
промазал, угодил указательным пальцем точнехонько в нервный узел под  ухом
стоявшему рядом здоровяку. Тот охнул, согнулся в три погибели и рухнул  на
своего коллегу.
     Времени любоваться поверженными недругами не было.
     - Двадцать два! - крикнул я Анжелине и направился к кухне.
     Дверь  на  кухню  распахнулась  передо  мной,   оттуда   вышли   двое
полицейских. У главного выхода маячили еще четверо.
     - Я в западне!
     Средним пальцем левой руки я коснулся пряжки  ремня.  Спрятанная  там
кричалка испустила не слышимые обычным  ухом,  но  вызывающие  безотчетный
ужас инфразвуковые колебания, публика в ресторане завопила в унисон.
     Отлично! В суматохе я легко выскочу через запасной выход.
     За  занавеской,  у  двери  на  пожарную  лестницу,   оказались   двое
полицейских.
     Представление порядком затянулось. Я вспрыгнул на  длинный  банкетный
стол, не опрокинув, заметьте, ни единой посудины,  протанцевал  к  другому
его концу и повернулся спиной к окну.
     Ловушка  захлопнулась.  Все  выходы  перекрыты,   блюстители   закона
приближались.
     - Взять Скользкого Джима пытались сотни копов. И  все  получили  лишь
дырку от бублика! - закричал я. - Вряд ли вы, ребята, ловчее!
     Анжелина из-за спин полицейских  послала  мне  воздушный  поцелуй.  Я
помахал ей в ответ и, напрягшись, прыгнул назад.
     - Быстрая смерть лучше позора заточения.
     Последние мои слова заглушил звон оконного  стекла,  и  я  вылетел  в
ночь.
     В  воздухе  я  перегруппировался  и  в  воду  канала  вошел  не  хуже
заправского ныряльщика. Отплыв под водой  с  десяток  метров,  вынырнул  в
темном месте, огляделся. Погони не видно. Я не спеша поплыл к берегу.
     Ничего не скажешь, весело завершился  приятный  вечер!  Я  расшевелил
здешнее сонное царство: полицейские, маленько  поупражнявшись,  поди,  уже
строчат столь милые их сердцам рапорта; газетчикам есть о чем написать;  а
читающая публика будет заинтересована событиями сегодняшнего вечера.
     Я - благодетель человечества. Но нет в мире справедливости,  уж  я-то
эту истину познал на собственной шкуре. Меня разыскивают копы чуть  ли  не
всей Галактики. Чтобы вручить  заслуженную  награду?  Держи  карман  шире!
Чтобы покарать меня, Джима ди Гриза, как закоренелого преступника!
     "Двадцать два" означало  надежный  домик  на  окраине  Блодгетт-сити.
Анжелина, безусловно, поняла меня и в ближайшее время объявится там.
     Мой мокрый костюм не вызвал у редких в этот час  прохожих  удивления.
Воспользовавшись потайным ходом из общественного туалета,  я  пробрался  в
дом, принял душ, переоделся и к приходу  жены  сидел  в  мягком  кресле  с
сигарой в одной руке и с полупустым стаканом коктейля в другой.
     - Уход  со  сцены  тебе  удался,  дорогой,  -  прокомментировала  мое
эффектное бегство вернувшаяся Анжелина.
     - Рад, что угодил тебе. Дверь. Ты по рассеянности не закрыла  входную
дверь, моя радость.
     - Вовсе не по рассеянности, любовь моя.
     Через открытую дверь один за другим стали врываться полицейские.
     - Предательство! - закричал я, вскочив на ноги.
     - Сейчас я все объясню. - Анжелина подошла ко мне.
     - Измену словами не объяснишь!
     Я рванулся к спасительной панели в стене. Анжелина  выставила  передо
мной изящную ножку, и я грохнулся на пол. Рывком поднялся, но поздно, меня
уже окружили полицейские.



Copyright © 2010 sflib.ru