Гарри Гаррисон. Стальную крысу - в президенты
Глава 23
Анжелина отправилась за Джеймсом. Решив, что сегодня как никогда нужна свежая голова, я закупорил и отставил в сторону бутылку рона. Передо мной на столе стояли сэндвичи и горох - лучшая пища для мозга. Весьма кстати. Я придвинул тарелку с горохом, открыл бутылку сухого вина - нужно чем-то запивать еду. В последовавшие полчаса мой невидящий взгляд был прикован к телефону, зажатая в руке вилка ковыряла горох, мозг же лихорадочно работал. Чем больше я размышлял, тем более логичным мне казалось одно из самых непривлекательных решений проблемы. Хлопнула дверь, вошли жена и сын. - Телефон не звонил, - сообщил я. - Я бы поел, - сказал Джеймс, наливая в стакан немного вина. Я рад, что по части алкоголя близнецы пошли в мать, а не в меня, забулдыгу. - Я придумал план, - объявил я. - Возвращение Боливара гарантировано. - Я тоже придумала план. Мы ворвемся в тюрьму, перестреляем всех, кто встанет на пути, и освободим его. - Нет. Именно этого от нас ждут, мы же ударим в другом месте. - И где? - Мы возьмем пленного, которого они с радостью обменяют на Боливара. - Кого? - Самого Сапилоте! Джеймс был столь удивлен, что на минуту даже перестал работать челюстями. Анжелина куда лучше контролировала себя. - Может, разъяснишь, как додумался до этого? - Охотно. До сегодняшнего вечера мы всюду опережали врагов на шаг и высокомерно полагали, что так будет и впредь. Но медовый месяц кончился - у кого-то в их стане есть голова на плечах. Весьма вероятно, что этот кто-то - полковник Оливера, ведь не случайно именно он поджидал нас в нашей машине. Пока не уверимся в обратном, считаем его врагом номер один. Он знал, что для успеха нашей избирательной кампании нам не обойтись без средств массовой информации. Из нашей сегодняшней пресс-конференции наружу не просочилось ни слова, и он резонно предположил, что мы попытаемся прорвать блокаду молчания. Что именно мы предпримем, неизвестно, но он верно угадал, где нас ожидать. У Центра вещания. Там он и устроил западню, а мы, беспечные простачки, в нее угодили - Боливар попался. Оливера был прав, расставив силки у Центра вещания, и теперь он, несомненно, ожидает, что мы бросимся освобождать пленного. Поэтому можно не сомневаться, что Боливара упрятали в место понадежней, чем муниципальная тюрьма, само же здание тюрьмы превратили в ловушку. Но мы перехитрим умника Оливеру: вместо того чтобы сунуться в тюрьму, мы возьмем Сапилоте в заложники. Боливара освободят, и счет снова станет ничейным. - Все, что ты сказал - правильно, но ты не упомянул самого главного: как мы захватим Сапилоте, - заметила Анжелина. - Сейчас я посплю несколько часиков, а утром отправлюсь в столицу и навещу достопочтенного генерал-президента в его резиденции. - Удар пришелся тебе по носу, но, видно, пострадали и мозги. - Анжелина едва заметно шевельнулась в кресле, и в ее руке оказался нацеленный на меня пистолет. - Отправляйся спать, а мы с Джеймсом придумаем план, который не будет самоубийством. - Ты застрелишь меня, спасая мне жизнь? Не перестаю удивляться таинствам женского разума. Положи пистолет и расслабься. То, что я предлагаю, не самоубийство, а четко спланированная операция. Некоторые детали еще неясны, но, уверен, к утру все додумаю до конца. Так и случилось. Проснувшись на рассвете, я обнаружил в фронтальных долях своего мозга план предстоящей операции в мельчайших подробностях. Успех гарантирован! Уверенность в успехе не покидала меня, пока я принимал душ, завтракал, летел в Приморосо и пересекал площадь Свободы. Лишь когда перед железными дверьми в Пресидио меня остановил вооруженный охранник, в душу закрались сомнения. - Пропуск! - рявкнул он. Отступать поздно. Только вперед! - Пропуск? Ты спрашиваешь пропуск у меня? Ты что, кретин, не знаешь, что я здесь по специальному вызову полковника Оливеры?! - Сожалею, сэр, полковник только что проходил мимо, но насчет вас не распорядился.
Copyright © 2010 sflib.ru