Гарри Гаррисон. Стальную крысу - в президенты
Глава 24
На лица приспешников Сапилоте стоило посмотреть, но на рожу их шефа - особенно: его пергаментная кожа побелела, поросячьи глазки под густыми бровями норовили вылезти из орбит, нижняя губа судорожно дергалась. Он прижал руку к лицу, шатаясь, пересек комнату и плюхнулся в кресло. Казалось бы, после двух столетий жизнь любому надоест. Любому, но не ему, видимо, он слишком привык жить. Я вновь заговорил и, помня о пистолете у моего лба, слова подбирал тщательно: - Ты покойник, Сапилоте. Если, конечно, вовремя не получишь противоядие. Убери от меня своего пса! Сапилоте поднялся, проковылял к Оливере, схватил его за ухо, и, повернув, дернул. Полковник взвыл и выронил пистолет, который, к счастью, не выстрелил. - Поставьте пленного на колени! - приказал Сапилоте, и солдаты тут же выполнили его приказ. Сапилоте оттолкнул Оливеру и навис надо мной, дыша в лицо чесноком. - Говори, где противоядие! - Где оно, знаю только я. Если в ближайшие три часа сделают укол, ты будешь жить. Неизвестный на вашей планете вирус сейчас разносится кровью по твоему организму. Твои доктора не поймут, и не надейся. Первые симптомы приближающейся смерти ты уже наверняка ощущаешь - тебя лихорадит. Температура будет подниматься, пока жар не разрушит мозг. Чувствуешь покалывание в кончиках пальцев? Скоро их парализует и паралич постепенно охватят все твое тело, член за членом... Завизжав, он поднес пальцы к лицу - они побелели. Не переставая визжать, он сделал шаг назад, пошатнулся и упал бы, но подоспели двое солдат, подхватили его под руки, отволокли к письменному столу и усадили в кресло. - Вели своим людям снять с меня кандалы и убираться прочь, - распорядился я. - Оливера пусть останется, еще пригодится. Отдавай приказы! Живо! Дрожащим голосом Сапилоте отдал приказы. Как только с меня сбили кандалы, я добрался до кресла и упал в него. Оливера замер рядом, прижимая ладонь к уху, между его пальцами сочилась кровь. - Оливера, слушай мои инструкции. Отдай по телефону приказ, чтобы захваченного прошлой ночью пленного освободили и доставили живым и невредимым в отель "Гран Парахеро" в Пуэрто-Азул. Сообщите ему номер здешнего телефона, и он, благополучно добравшись, позвонит сюда. Когда услышу его голос, поговорим о противоядии. Чего стоишь, время тянешь? - Исполняй! - прорычал Сапилоте и, убедившись, что Оливера опрометью бросился к телефону, повернул голову ко мне. - Противоядие... Где оно? Мне все хуже, я весь горю внутри! - Ничего, в ближайшие три часа не умрешь, хотя и будешь чувствовать себя все хуже и хуже. Противоядие поблизости, тебе его доставят, едва получат мое распоряжение по телефону. А позвоню я не раньше чем выберусь отсюда живым. - Кто ты? - Твоя судьба, старик, твой черный ангел, сила, которая низвергнет тебя. Но не теряй понапрасну времени, пошли за моей одеждой. Видишь, Оливера уже освободился, пусть сбегает. - Какие гарантии, что, отпустив тебя, я получу противоядие? - Мое слово, старик, но выбора у тебя нет. Отдавай приказы! Телефон зазвонил чуть меньше чем через два часа. Сапилоте к тому времени почти впал в коматозное состояние: вокруг него суетились доктора, сгоняли температуру жаропонижающими препаратами, но остановить прогрессирующий паралич конечностей они были не в силах. Диктатор уже не ощущал собственных ног и рук и при первом звонке телефона лишь слабо булькнул. Я поднял трубку. - Ди Гриз на связи. - Тебе сильно досталось, милый? - послышался из трубки голос дорогой Анжелины. - Не слишком. Как Боливар? - Сидит рядом. Ест. Выбирайся побыстрей оттуда. - Уже в пути, милая. Я швырнул трубку и, не оглядываясь, вышел. Мои инструкции выполнялись в точности: перед подъездом ожидал автомобиль с шофером - дверца нараспашку, двигатель тарахтел. Едва я сел, автомобиль сорвался с места и понесся к аэродрому. На взлетной площадке стоял мой вертолет, вычищенный и дозаправленный.
Copyright © 2010 sflib.ru