Гарри Гаррисон. Ты нужен стальной крысе!
Глава 9
Я и не ждал благодарности, особенно от офицера, но это было выше всякого понимания. Пролететь тысячи световых лет через всевозможные опасности, вытерпеть омерзительные объятия Гар-Бэя, чтобы спасти побитых молью адмиралов, первый из которых тут же выдал меня охране. Это уж слишком. Впрочем ничего другого я и не ожидал. Стальная Крыса всегда начеку. Мой пистолет с иголками был наготове на случай появления охранников, но я мог использовать его и против пленников. Я переставил защелку с "яда" на "сон" - надо сказать, это потребовало от меня большого усилия воли, - и всадил стальную иглу адмиралу в шею. Он шлепнулся на пол, растопырив руки, будто в последний момент захотел обнять своего спасителя. Я замер, вернее, окаменел, когда увидел его запястья. - Что случилось? - раздался снизу шепот Анжелины. - Ничего хорошего, - прошипел я в ответ. - Тихо! Я опустил голову пониже, чтобы среди поломанных стульев, пустых жестянок от еды и другого мусора ее не было видно. Услышали ли охранники шум? Но остальные пленники точно услышали. Два дряхлых адмирала подошли к распростертому телу товарища. - Что с ним такое? Припадок? - спросил один из них. - Ты слышал, что он кричал? - Не совсем. Я выключил свой слуховой аппарат, чтобы не садилась батарейка. Нечто вроде "Хахана! Аромащь! Гас патят хахитеть!" - Бессмыслица. Может, это что-то означает на его родном языке? - Нет. Старый Шимсчах с Дешника, но в дешниканском языке нет таких слов. - Давай перевернем его и посмотрим, дышит ли он еще. Так они и сделали. Я одобрительно кивнул, увидев, что, как только они повернули тело, иголка выпала из шеи старого Шимсчаха. Улика уничтожена, а Шимсчах придет в себя не раньше, чем через два часа. У меня будет достаточно времени. Планы уже роились в моей голове. Опустившись вниз, я схватил металлический диск, намазал его края лепак-клеем - крепче всякой сварки - и поставил его на место. Клей мгновенно затвердел, и дыра в потолке исчезла. Тогда я спрыгнул на пол и тяжело вздохнул. - Анжелина, будь так любезна, включи свой прожектор и достань бутылку самого лучшего виски. Зажегся свет, в моей руке оказался стакан, и Анжелина терпеливо ждала, когда я поднесу его к губам. Затем спросила: - Может, теперь ты поведаешь своей жене, что, черт возьми, там произошло? - Извини, свет моей жизни. Случилось нечто непредвиденное. - Я опустошил стакан. - Все началось, когда я шепотом обратился к ближайшему адмиралу. Он взглянул на меня и принялся звать охранников. Пришлось в него выстрелить. - Одним меньше, - удовлетворенно заметила Анжелина. - Не совсем. Я выстрелил в него усыпляющей иглой. Никто не понял, что он сказал, меня не заметили, и дыра в потолке заделана. Но не это меня беспокоит. - Я знаю, что ты еще не пьян, но в твоих словах отсутствует ясность. - Извини. Все дело в адмирале. Когда он упал, я увидел на его запястьях тонкие красные полоски, похожие на шрамы. - Ну и что? - удивленно спросила Анжелина и вдруг побледнела. - Нет, это просто невозможно. Я нахмурился и медленно кивнул. - Серые люди. Их почерк я узнаю, где угодно. Серые люди. По спине у меня пробежали мурашки, что со мной случается крайне редко. Я могу храбро и стойко сражаться против любой физической угрозы, но, как и все вы, ненавижу вмешательство в мое серое вещество. У мозга нет защиты. Стоит воткнуть электрод в центр удовольствий мозга подопытного животного, как оно будет нажимать на кнопку, посылающую электрический разряд до тех пор, пока не умрет от голода или жажды. Умрет счастливой смертью. Несколько лет назад, улаживая один межпланетный конфликт, я оказался в роли такого подопытного животного. Меня поймали, связали, а затем отрезали кисти рук. Я тогда потерял сознание, а когда очнулся, кисти снова были на месте. Только на запястьях остались такие же тонкие шрамы, какие я видел у адмирала. Но руки мои на самом деле никто не отрезал.
Copyright © 2010 sflib.ru