Дин Кунц. Античеловек
  Он знал,  что я упрям. Это может
подтвердить любой мой знакомый. -- Я хочу взглянуть на рану. В конце концов,
я врач.
     -- Уже нет.
     --  Я могу удалиться  из  общества, не  теряя при  этом  своих знаний и
мастерства. Не льсти себя надеждой, что из-за тебя я поставлю  крест на всех
своих  профессиональных интересах, надеждах и мечтах, парень. А теперь давай
снимай пиджак и рубашку!
     Приятно было почувствовать свою силу после  того,  как Ему столько  раз
удавалось свернуть меня  с  намеченного  пути.  Даже  забавно:  я восемь лет
считался грозой интернов,  мрачным черноглазым  драконом, пожирающим молодых
врачей  только за  то,  что  они являются  на  работу в  недостаточно хорошо
отглаженном  халате,   и  только  теперь  смог  поставить  на   место  этого
нечеловека. Медсестры,  работающие в моем отделении и в мою смену, приходили
на  работу на полчаса раньше и  уходили на полчаса позже, лишь бы  не забыть
приготовить все, что нужно, и закончить все, что не успели сделать. И что, я
теперь должен спорить с этим Адамом лишь ради того, чтобы спасти его руку от
угрозы гангрены? "Возможно, -- сказал я себе, --  это все из-за того, что мы
-- беглецы, а я -- терзаемый страхом преступник". Мне нужно приспособиться к
новому образу жизни, а нынешняя ситуация несколько подорвала мою уверенность
в  себе.  Что я из  себя представляю без  своих  вечных  угроз,  без  своего
монументального гнева? И я заорал тем голосом, от которого интернов разбивал
паралич:
     -- А ну, пошевеливайся!
     Получив такой  резкий  и  строгий  приказ,  Он  подчинился.  Он  всегда
подчинялся приказам. Он был почти безукоризненным андроидом. Лишь однажды Он
отказался  подчиниться  приказу  --  это  был тот  самый  случай,  когда  мы
обнаружили,  что  Его   способности  простираются  куда   дальше,   чем   мы
предполагали.  Если  принять во  внимание,  что ученые-чиновники  Всемирного
Правительства предвидели все  (по крайней  мере,  они так заявляли), то  это
открытие  потрясло  всего  нескольких  человек.  Причем  некоторых  из   них
потрясать не стоило бы.
     В тот  день  я  был  вместе  с  Ним в лаборатории  на первом этаже.  Мы
работали над  анализом его рефлекторных реакций  (они  оказались  необычайно
быстрыми,  особенно  на  тепло  и  свет), когда  исследовательский  комплекс
встряхнуло  взрывом. Пол вздрогнул,  задребезжали  оконные стекла, с потолка
посыпалась штукатурка. Я  забыл и о Нем, и о том, что оставляю Его одного. Я
схватил  свою  сумку и, следуя  указаниям интеркома, помчался в сектор,  где
произошло несчастье.
     Два  часа я работал среди дымящихся развалин,  штопая искромсанные тела
умирающих и пытаясь убедить  себя, что для них  не все еще потеряно, пока мы
ожидали возвращения городских и  военных санитарных  машин из  их мучительно
медленного путешествия  в  местную больницу. Когда  я увидел живым человека,
которого совсем  недавно оставил умирать -- черт  бы это  все побрал! -- под
грудой  развалин, потому  что  не  было  возможности его оттуда извлечь,  то
решил, что  я  окончательно  рехнулся.  Потом я увидел  остальных -- их было
шестеро,  --  которые незадолго  перед  этим умерли. Это сделал  Он.  Он.  Я
поставил в  известность военных --  на месте  взрыва  присутствовало столько
офицеров с базы и представителей  военной полиции, что можно было устраивать
маневры. Они приказали  Ему прекратить воскрешать людей.  Это казалось таким
простым -- приказ и повиновение. Но Он раз за разом  отказывался подчиниться
и  выполнить  приказ. В  конце концов военные  всадили в Него  наркотическую
стрелку и положили Его в сторонку, решая, что же с Ним делать.
     При современных настроениях  в  обществе считалось  очень правильным  и
благородным  уберечь  кого-либо  от  страданий  или  преждевременной смерти.
Ключевым словом  здесь  было "преждевременный".  В мире,  населенном девятью
биллионами человек,  воскрешение из  мертвых было  запретным  -- да  что там
запретным,  самоубийственным! -- деянием. Видит Бог,  население  Земли и так
уже превышало то  количество, которое могла выдержать планета. Правительство
успешно  дискредитировало   Ассоциацию  Крионики  и   прикрыло  производство
сыворотки  Мерсера,  замедляющей  процессы  старения.
Copyright © 2010 sflib.ru