Дин Кунц. Античеловек
 Мы прошли
через открытый люк в отсек высадки. Я немного перевел дух. Дежурным офицером
был худощавый темноволосый мужчина лет тридцати с  небольшим.  Длинный нос и
полуприкрытые  глаза  с  тяжелыми  веками  делали его  похожим  на  больного
гайморитом динозавра. Он  читал какую-то газетенку и курил, пуская из уголка
рта струйку дыма. Офицер не мог не заметить  нашего присутствия, но  тем  не
менее продолжал внимательно изучать газету  и делать вид, что  нас  тут нет.
Наконец я сказал:
     -- Мы высаживаемся в Кантвелле.
     Офицер неохотно поднял голову и отложил газету.
     -- Кантвелл -- дрянное место, -- офицер  пожал плечами и  скривился. --
Там всего-то и есть что дежурная станция. Самолет там приземляется раз в два
месяца. Холодина. Снег. Ветер -- такой, что вы и представить себе не можете.
Станцию вообще собирались закрыть, а потом перевели туда меня.
     -- У нас там  родственники, -- сказал  я,  стараясь говорить как  можно
естественнее.  Меня  отнюдь  нельзя  считать  величайшим  актером  из  всех,
поднимавшихся на подмостки со времен Бартона, --  уж вы мне  поверьте. Когда
мне  приходилось разговаривать с  группой интернов, у меня дрожали ноги и до
тошноты  кружилась голова. Возможно, именно поэтому в их обществе я старался
выглядеть  таким жестким  и крутым  -- потому, что  они  меня пугали. Но  за
последние  несколько дней я  был просто поражен, как легко,  несмотря на всю
мою  застенчивость,  я  дурачу людей, если на карту  поставлена  моя  жизнь.
Необходимость  может стать матерью  изобретательности,  но  лишь откровенный
страх рождает истинное хладнокровие.
     -- Ваш билет, -- офицер тщательно рассматривал  нас, пока я  вытаскивал
два желтых  бумажных квадратика.  Сигарета в уголке  его  рта подрагивала, и
длинный столбик  пепла грозил  свалиться с  нее. Я боялся, что  сейчас в его
примитивных  мозгах  что-то  щелкнет  и  он  свяжет  напечатанные  в  газете
фотографии с  двумя стоящими перед  ним людьми. Вот  уже  больше  недели  мы
играли  в "кошки-мышки" со Всемирным Правительством,  мчались вперед, словно
заводные игрушки, пытались выиграть время.  Наши фотографии  и  описания  по
крайней  мере дней шесть красовались  на первых страницах всех  газет  мира.
Если верить им, нас видели то в Лиссабоне, то в Акапулько, то в Нью-Йорке. К
счастью,  дежурный  офицер  явно  предпочитал пропускать раздел  новостей  и
дотошно изучать  свежие сплетни и комиксы. Впервые в жизни я  был благодарен
высшим силам за то, что на свете существует массовая культура.
     -- Пожалуйста,  --  сказал я, наконец-то отыскав билеты, и протянул  их
офицеру. Должен заметить, что у меня даже не дрожали руки.
     --  Вы оплатили  дорогу до  Руши,  -- сказал офицер, снова посмотрев на
нас. Похоже,  ему никогда не  говорили,  что невежливо пялиться на человека,
как  на картинку из  комикса. -- Вы  в курсе, что  у вас оплачено за путь до
Руши? И зачем вам нужно было покупать билет до Руши, если вы сходите здесь?
     --  У нас в  последнюю минуту изменились планы,  --  сказал  я. На  мне
начинало  сказываться напряжение двух  бессонных суток,  причем за эти  двое
суток  нам  лишь   раз   удалось  нормально  поесть  в  том  сан-францисском
ресторанчике. Я  не  знал, выплывет ли моя ложь наружу,  или офицер все-таки
примет  мои  слова  за чистую  монету. Вероятно,  некое правдоподобие в моих
речах все-таки обнаружилось, поскольку дежурный пожал плечами  и старательно
переписал номера наших билетов в регистрационную книгу высадки. Если полиция
догадается, кто скрывается  за  этими фальшивыми  именами, --  а она  на это
вполне  способна,   --   то  здесь  останется  запись,  по   которой  ищейки
правительства смогут проследить наш путь.
     --  Ваша капсула -- последняя,  -- сказал офицер. Он сверился с часами,
висящими у него на груди. -- Мы высадим вас через одиннадцать минут.
     Мы пошли вдоль  ряда  яйцевидных  темно-красных  шаров,  гнездящихся  в
стенных  нишах.  Следом за  нами  подошел офицер  и  откинул тяжелую  крышку
последнего яйца.
     --  Пользовались  раньше  этой  штукой? --  спросил  он,  явно  надеясь
услышать  отрицательный ответ и  выразить свое превосходство,  удостоив  нас
длинной и подробной лекции.
Copyright © 2010 sflib.ru