Дин Кунц. Гиблое место
Глава 36
В половине второго ночи Хэл Яматака с головой ушел в роман Джона Д. Макдональда "Последний оставшийся". Единственное кресло в комнате было не самым удобным сиденьем - Хэл еле в него втиснулся. В больнице стоял нестерпимый запах антисептиков, от которых Хэла всегда подташнивало. Вдобавок в горле засел фаршированный острый перец, который Хэл ел за ужином. Но книга так его захватила, что на все эти мелочи он не обращал никакого внимания. За чтением он совсем забыл о Фрэнке Полларде, как вдруг услышал короткий шипящий свист, словно из узкого отверстия с силой вырвалась струя воздуха. По палате пронесся сквознячок. Хэл поднял глаза от книги. Он думал, что Поллард по-прежнему сидит на кровати или слезает с нее. Но Поллард исчез. Хэл в тревоге уронил книгу и вскочил с места. Так и есть. Кровать пуста. Поллард провел в постели весь вечер, три часа назад он уснул и вдруг - на тебе: как сквозь землю провалился. Лампы дневного света за кроватью не горели, палата освещалась только настольной лампой. Освещение хоть и неяркое, но при всем желании в тень не спрячешься. Одеяло аккуратно заправлено под матрас, перильца по бокам кровати не опущены. Да что он - испарился, что ли, как фигура из сухого льда? Если бы Поллард опустил перильца, слез с кровати и снова их поднял, эта возня непременно привлекла бы внимание Хэла. А уж перебраться через перильца без шума и вовсе дело немыслимое. Окно закрыто. По стеклу сбегали струйки дождя, посеребренные светом лампы. Спрыгнуть с шестого этажа Поллард, понятное дело, не мог, однако Хэл на всякий случай удостоверился, что окно не просто закрыто, но еще и заперто. Потом он подошел к ванной и позвал: - Фрэнк! Никто не ответил. Хэл вошел в ванную. Пусто. Остается только тесный стенной шкаф - больше укрыться негде. Хэл открыл дверцу. На вешалках - одежда Полларда, в которой он пришел в больницу. Тут же стоят его туфли, в них - свернутые носки. - Прокрасться мимо меня в коридор ему бы точно не удалось, - произнес Хэл, как будто надеялся, что все сказанное вслух, как по волшебству, становится непреложной истиной. Он рывком распахнул дверь и выскочил в коридор. В обоих концах коридора никого. Хэл повернул налево и поспешил к запасному выходу в самом конце. Открыл дверь. Замер на лестничной площадке и прислушался. Шагов не слыхать. Никто не поднимается и не опускается. Хэл приблизился к железным перилам, поглядел вверх, потом вниз. Ни одной живой души. Хэл побрел обратно. По дороге он еще раз заглянул в палату Полларда, бросил взгляд на пустую кровать. Все происходящее просто в голове не укладывалось. На пересечении двух коридоров Хэл повернул направо, к стеклянному отсеку для медсестер. Но ни одна из пяти дежуривших ночью медсестер Фрэнка в коридоре не видела. А поскольку лифты находились как раз напротив стеклянного отсека, было ясно, что покинуть больницу этим путем Фрэнк не мог - иначе медсестры заметили бы, как он дожидается лифта. - А я-то думала, вы за ним присматриваете, - сказала Грейс Фулем, старшая смены, дежурящая на шестом этаже. Если бы голливудским продюсерам захотелось снять новый вариант старых фильмов про Энни Буксирщицу или Маму и Папу Кеттлов, лучшего типажа для главных женских ролей, чем Грейс Фулем, не найти: седая, основательная, неутомимая, с увядшим, но добрым лицом. - Вас ведь для того к нему и приставили, - продолжала она. - Я из палаты ни ногой, но... - Как же он ухитрился мимо вас проскочить? - Понятия не имею, - с досадой произнес Хэл. - И главная-то беда.., у него частичная потеря памяти, и он малость не в себе. Выйдет из больницы - и поминай как звали. Уж не знаю, как он выбрался из палаты незамеченным, но найти его надо непременно. Миссис Фулем и еще одна медсестра помоложе - ее звали Джанет Сото - быстро и тихо двинулись по коридору, заглядывая в каждую палату. Хэл шел вслед за миссис Фулем. Когда они осматривали палату 604, где безмятежно посапывали двое пожилых мужчин, ему вдруг почудилась мелодия, от которой его продрал мороз.
Copyright © 2010 sflib.ru