Дин Кунц. Двенадцатая койка
 Но перед нами был Либби на койке
и Гэйб, за которым мы шли. И нам уже на все было наплевать.
     Гэйб умер быстро. Во всяком случае, так мне хочется думать. Он рухнул
в пламени, вылетевшем  из  робота-пистолета,  -  обуглившийся,  дымящийся.
Остальные сражались, как сумасшедшие. Мне сломали ногу,  так  что  я  рано
выпал из битвы. А теперь одиннадцать коек пустуют, я лежу на  двенадцатой.
Тьма окружила плотно, говорить не о чем, да и нет никого, кому можно  было
бы хоть что-то сказать.
     Все мои мысли сейчас только  о  том,  о  чем  пишу.  Думаю  о  Гэйбе,
валившем для забавы неуклюжих роботов; думаю о Либби - как Гэйб баюкал его
на койке, словно мать своего младенца. И пишу. Гэйб как-то сказал мне, что
в моем возрасте быстрее всего забывают  то,  что  случилось  совсем-совсем
недавно. Я не смею забыть.

Copyright © 2010 sflib.ru