Дин Кунц. Звереныш
Глава 18
Сначала черная мгла была подобна погружению в мертвый сон. Но что-то было не совсем так, потому что он осознавал эту темноту. Если бы это был сон, наоли не смог бы думать. Потом полный мрак разбавился до серого тумана, сменившегося в свою очередь нежно-голубым светом. Лазурное сияние распространялось во все стороны. А прямо перед ним поднялось мягкое белое свечение, которое подрагивало, словно сердце в груди... Смерть: Здравствуй, Хьюланн. Дух: Где я? Смерть: Это Преобразователь. Ты уже был здесь раньше. Только ты не помнишь, потому что для памяти нет места в Преобразователе. Дух: Куда я попаду отсюда? Смерть: В питомник. Назад, в родную семью. Дух: Которую я обесчестил. Смерть: Которую ты покрыл ореолом славы. Ты возвысишься в новом теле и будешь чтить память о Хьюланне. Дух: Но я покинул жизнь неудачником. Я не достиг своей цели. Смерть: Тебя убили люди из Убежища. Они думали, что ты схватил мальчика, хотя очень скоро поняли, что ошиблись. Люди отнесли тебя в свою крепость на операцию. Но они плохо разбирались в анатомии наоли и потому не смогли спасти тебя. Но они сделают все возможное, чтобы донести правду, которую ты узнал, остальным наоли. Скоро война закончится. До того, как людей полностью истребят. Дух: Это хорошие новости. (Наоли поразмышлял какое-то время о призраке Смерти. Его как-то мало интересовало, как она рассказывала ему, какую роль он сыграл в прошлой жизни.) Ты Смерть? Смерть: Да. Дух: Мне предстоит снова родиться? Смерть: Да. Дух: Значит, ты не навсегда? Смерть: Нет. Давным-давно твоя раса запрограммировала меня так. Я действую согласно соответствующим законам. Отзываю ваши души в момент, когда они покидают ваши временные оболочки, и возвращаю их в новое тело. Я располагаю для этого всем необходимым. Дух: Ты машина! Смерть: Да. Дух: А люди?.. Смерть: Я не знаю об их Смерти. Они состоят из совершенно другой материи. Хотя, полагаю, они еще не додумались до понятия "абстрактный механизм". Очень печально, но я думаю, что их смерть постоянна. Но если ты полагаешь, что война с людьми хоть как-то оправдывается тем, что состояние смерти временно, ты ошибаешься. Твоя раса позабыла об абстрактных механизмах, позабыла о том, что меня создали для воскрешения душ. И о том, что основное мое предназначение - сдерживать наоли от агрессивных проявлений и очищать сознание расы. А сейчас займемся твоей реинкарнацией. Но пока мы не начали, программой предусмотрено, чтобы я спросила тебя: кого или что из прошлой жизни ты хочешь оставить в своей памяти? Или, может быть, ты хочешь сохранить какой-то урок, какую-то Истину? Дух (неуверенно): Охотник. Доканил. Что должно быть так дорого любому наоли, чтобы пожелать запомнить? Что он должен сохранить из предыдущей жизни? Смерть: Ты, наверное, смеешься. У Охотника нет души. Дух (поразмышляв какое-то время): Тогда вот что я хочу помнить. Я хочу принести в мою новую жизнь знание о том, что у наоли- Охотника нет души. Смерть: Необычная просьба. Дух: Это единственное, что стоит помнить, и только это я хочу взять с собой. Смерть: Пусть будет так. Затем последовал взрыв. Жизнь оборвалась, чтобы потом начаться снова. Светловолосый человек стоял в укромной скалистой бухточке и смотрел, как далеко внизу, подобно видению, сине-зеленое море спокойно катило к берегу свои волны. Он видел, как мальчик по имени Лео и семеро мужчин из Убежища хоронили тело наоли в могиле, которую они вырыли в гравии на побережье за пределами линии прилива, чтобы разрушающие воды не смогли добраться до нее. Сквозь полумрак и дождь очертания людей были едва различимы. Электрические огни на их касках подрагивали, напоминая ритуальные свечи. Мальчик наклонился к краю глубокой ямы и бросил первую горсть песка на застывшее тело наоли.
Copyright © 2010 sflib.ru