Дин Кунц. Кукольник
 Тогда посмотрим, согреют ли тебя эти нагревательные спирали  в
грузовике!  Никогда не следует полагаться  на то,  что выпускают, если  есть
возможность сделать что-нибудь более надежное своими руками.
     Причина, заставлявшая Самюэля  желать, чтобы Себастьян  рано  ложился и
рано вставал, заключалась в том, что дневные часы можно было бы использовать
на постройку постоянного дома  для  зимовки.  Но по убеждению Себастьяна, до
зимы оставалась целая вечность. Под  будущим он подразумевал завтра или даже
сегодняшний   вечер.   После  краткого  осмотра  грузовика  и  его   кузова,
переделанного в некоторое подобие жилья, старик решил, что с нагревательными
спиралями  идиоту и кукле будет здесь,  пожалуй, теплей,  чем в хижине.  Это
несколько поколебало его уверенность в необходимости строительства дома,  но
он все равно продолжал твердить о нем при каждом удобном случае.
     Сегодня,   поскольку  Себастьян  молчал,  Самюэль  взялся  рассказывать
историю про самый глубокий  снег, который видел  за все годы  жизни здесь, в
лесу, и  идиот  с куклой,  улыбаясь,  уселись  рядом  послушать. Бен Самюэль
хорошо  рассказывал,  даже  когда не все  в его историях  было доступно  для
понимания.
     Ближе к вечеру, если они не оставались ужинать с  Самюэлем, Себастьян и
Никто возвращались в грузовик, и идиот включал единственную лампу, спасавшую
их от густеющей тьмы. Каждый раз, когда вспыхивал желтый свет, он вспоминал,
что  без  лесного отшельника у  них не было  бы ни света,  ни  тепла.  Очень
возможно,  что к этому  времени  их  бы уже  схватили  или они  бы умерли от
холода. Самюэль  нашел его в  миле отсюда на  шоссе с севшим  аккумулятором.
Себастьян  ничего  не  мог  понять  и  уже  часа  четыре  упрямо   сидел  на
водительском месте, ожидая, когда грузовик снова соизволит двинуться вперед.
Самюэль подзарядил аккумулятор от собственного "ровера" и показал путь в лес
к  своей хижине. Теперь Себастьян подзаряжал  аккумулятор каждые четыре-пять
дней, когда тот начинал садиться.
     Каждый раз, включая свет, идиот повторял себе, как это важно - заряжать
аккумулятор.  Если  он  хотел  когда-нибудь  уехать  отсюда,  ему  следовало
усвоить, что электрический транспорт  должен пополнять запасы электроэнергии
через  определенные интервалы,  даже  если  его  аккумуляторы,  как  говорил
Самюэль, - лучшее, что когда-либо изобретал человек.
     Именно  тогда, по ночам  при свете единственной  лампы, Себастьян начал
возиться с Горном. Несколькими неделями раньше, остановившись  в другом лесу
в  паре  сотен  миль  отсюда,  он  догадался,  каким  образом   матрица-диск
вставляется в  устройство, и приступил к процессу воссоздания кукол.  Однако
из-за  того  что  он не  смог  разобраться, как  пользоваться двумя ручками,
результаты  оказались  удручающими.  Куклы выходили подлинными чудовищами со
стертыми  лицами,  без  глаз, с ногами, словно  лишенными костей, с  руками,
которые  заканчивались не кистью, а  комком протоплазмы.  Единственным более
или менее приличным экземпляром  оказался  Никто, хотя и он  был  уродом. Но
несмотря на то,  что Никто был создан по матрице-диску, он не  знал, кто  он
такой, и  не помнил никаких  эпизодов из своей  прошлой жизни,  хотя все это
было заложено  в  матрице-диске.  Себастьян  усердно трудился  над Никто, но
кукла  не  оправдала  его надежд. Никто был случайным  результатом, а куклы,
сделанные  после него,  оказались  еще  хуже. Разозленный  и обескураженный,
идиот закрыл Горн. Он не стал  возвращать  Никто в небытие, оставив  его для
компании, и вместе без какой-либо определенной цели они двинулись на север.
     Потом сдох аккумулятор.
     И появился Бен Самюэль.
     А теперь спустя три недели - леса и длинные ночи, стариковские рассказы
и его рисунки. Но Себастьян не успокоился.
     Он соскучился без компании, без  той особой компании, которую  знавал в
прежние времена  с  Пертосом. Конечно, Никто тоже был своего рода компанией,
но  не той, которую  он искал.  Никто  слишком  напоминал его самого,  чтобы
служить  полноценным  дополнением:  запутавшийся, потерянный,  вечно  ищущий
точку опоры. Самюэль тоже не мог устроить Себастьяна как партнер, он слишком
боялся  вмешиваться, не хотел, чтобы его предложения звучали как команды.
Copyright © 2010 sflib.ru