Дин Кунц. Кукольник
 Он
не понимал,  что  идиот нуждался в том,  чтобы  им командовали.  Мир казался
страшно  ненадежным  и  зыбким,  и Себастьяну  требовался  кто-нибудь  вроде
Пертоса, кто сказал бы ему, как жить дальше.
     По  какой-то  причине  в его  сознании  постоянно присутствовала  Битти
Белина. Она была  точкой соприкосновения со старым  сценарием, с той жизнью,
которой он больше не  жил. Если бы ему удалось  воссоздать ее, все пошло  бы
хорошо. Себастьян  был убежден в этом. Он забыл, как она с ним говорила, как
смеялась над ним вместе с другими, как просила его убить Пертоса.
     Она была красивая кукла.
     Себастьян помнил, что ему нравился ее смех.
     И улыбка.
     И золотые волосы.
     Если бы  Битти Белина вернулась к нему целой и невредимой, все было  бы
хорошо. И возможно, будь она здесь с ним, прекратились бы ночные кошмары про
другую  девушку по  имени Дженни с  ножом в  животе... Если  и  существовала
панацея от всех плохих воспоминаний, это была Белина.
     Ближе к концу октября Себастьян снова собрал все секции  Горна в кузове
грузовика. Он  забыл,  как заряжать  аккумулятор, но без труда вспомнил, как
собирать Горн. Идиот свернул ольмезианскую амебу, и она, тихонько пульсируя,
прильнула к задней стенке Горна, освободив ему путь. Он осторожно  приступил
к очередной неуклюжей попытке освоить искусство быть Богом.
     Никто наблюдал.
     На  этот  раз  кукла-урод  проявляла  к  процессу  воссоздания  больший
интерес,  чем  прежде.  За  прошедшие  недели он успел  узнать  Себастьяна и
перестал  бояться  своего  хозяина.  Никто  стоял на  обшивке Горна, рядом с
передней стенкой, откуда была видна капсула-матка, и ждал чуда.
     Себастьян    перебирал     матрицы-диски    из    папки-идентификатора,
останавливаясь, чтобы  изучить надписи на гладкой стороне каждой из них, как
будто  ждал,  что  одно-единственное  слово вдруг выделится  и  засияет  над
неразборчивыми именами всех остальных -  Белина. Однако, перебрав все, так и
не понял, которая из матриц-дисков ее. Если же действовать наугад, то вполне
могло случиться,  что он восстановит коварную  мачеху  Виссу прежде, чем ему
удастся вернуть к жизни Белину. А Себастьяну совсем не хотелось этого,  хотя
он знал, что может запросто отделаться от Виссы, снова сунув ее в Горн, если
она попадется под руки раньше, чем Битти Белина.
     - Что ты ищешь?  - спросил Никто,  после того  как идиот просмотрел все
диски.
     Себастьян взглянул  в  перекошенное  лицо,  смотревшее  на него,  и его
охватила злость вперемешку с жалостью.
     - Какую-то конкретную куклу? - спросил Никто.
     -  Битти  Белину, - наконец произнес идиот. Кукла-урод подняла  один из
дисков. Он был размером всего лишь с ладонь идиота, но в маленьких кукольных
пальцах  казался большим,  как колесо  от "ровера" Самюэля. Никто перевернул
диск  на  другую сторону  и  увидел  на пластиковой  табличке  имя  куклы  -
аккуратно  вытравленные  на шероховатой  поверхности  кольца  памяти.  Потом
положил его и взял другой.
     -  Ты  можешь..,  найти?  - спросил  Себастьян,  чувствуя,  как прежний
восторг охватывает душу.
     - Конечно, - сказал Никто. - Дай мне пару минут.
     Это  заняло десять минут. Он  протянул Себастьяну  матрицу-диск, внешне
ничем не отличавшуюся от других.
     - Она?
     - Она.
     Пальцы  идиота  дрожали.  Он  не  мог  сообразить,  что  делать.  Держа
матрицу-диск, он держал в руках Битти Белину. Он почти ощущал тепло ее тела,
трепетание пульса, скользящую  тень  от длинных золотых волос.  И все же это
был всего лишь пластик, плоский, круглый и ничего не говорящий.
     Может  быть,  еще не поздно. Может быть, можно  вернуть старую жизнь, и
все будет как прежде. Если Битти Белина здесь, в этой матрице-диске, значит,
она не изменилась. Она может  вернуться и начать жить в своей старой сказке,
где принц убивает коварную мачеху, а она всегда остается живой и счастливой.
     Потом он вспомнил про плоть  в Горне и понял: даже если матрица-диск не
изменилась, тело может получиться кривым и уродливым.
     Его охватил ужас.
     - Ты  собираешься сделать  ее?  -  спросил Никто. Себастьян, ничего  не
соображая,  взглянул вверх.
Copyright © 2010 sflib.ru