Дин Кунц. Кукольник
     Себастьян  пришел  в  прекрасное  расположение   духа,  особенно  после
четвертой удачной  попытки создать  гнусного Вольфа,  и  именно легкомыслие,
вызванное  этим хорошим настроением, заставило  его допустить  самую большую
ошибку  со   времени  отъезда   из  Города  Весеннего   Солнца.  Он  положил
бессознательного Вольфа в одну из ванночек  с питательным раствором, который
должен был  привести  его в  чувство.  Черные, влажно  поблескивающие крылья
время от  времени вздрагивали,  и тело Вольфа  медленно  наполнялось жизнью.
Себастьяну  хотелось  посмотреть,  сможет  ли  маленький  злодей  ходить   и
говорить, будет ли  он обладать всеми остальными  качествами, которые у него
были  после первых трех  воссоздании. У него не  хватило терпения дождаться,
когда кукла очнется, и  он пошел плеснуть себе и  Никто вина, чтобы устроить
маленький праздник, первый,  который решил себе позволить со времени бегства
из города. Он оставил Вольфа без присмотра.
     Каждый  раз, когда  в  Горне вонопо  создавалась кукла, ее матрица-диск
оставалась в  машине до тех  пор, пока  эта кукла  снова  не  возвращалась в
жидкое  состояние. Когда куклу расплавляли в  Горне,  весь приобретенный  ею
опыт  первым  делом   записывался  на   матрицу-диск.  Таким  образом  кукла
продолжала  жить,  хотя  эта  жизнь  могла  длиться  всего  один-два  дня  с
перерывами  во  много лет.  Подобное решение казалось весьма мудрым умельцам
вонопо, так как куклу, которой разрешается иметь некоторый собственный опыт,
легче контролировать,  чем ту, которая считает, что ее используют только для
спектаклей, а потом отбрасывают в сторону, как старую афишу. К тому же куклы
будут больше  выкладываться на  сцене, лучше играть,  чтобы  заслужить право
провести на свое усмотрение одну-две ночи после представлений.
     Всех, кто  приезжал учиться  ремеслу кукольника,  вонопо предупреждали,
что куклы - настоящие маленькие дети. А тех, кто не желает с этим считаться,
ждет финансовый крах, а то и личные неприятности.
     На   матрице-диске  Вольфа  записалась  вся  длинная  череда  неудачных
воссоздании,  через которую  он  прошел.  В  его  сознании  благодаря  этому
запечатлелись воспоминания обо всех мучениях, пережитых при  рождениях за то
время,  пока  Себастьян учился пользоваться Горном, причем  запечатлелись до
деталей, и  это  заставляло  нервы  Вольфа трепетать,  а душу содрогаться от
ужаса. Кроме  того,  помнил он и  три  удачных воссоздания, предшествовавшие
последнему, и  каждый  раз  следовавшее за  ними скорое возвращение в  Горн.
Первое  воспоминание  испугало  его, хотя он  был  задуман, чтобы изображать
воплощение дьявола. Второе разозлило, поскольку несколько часов личной жизни
вне сцены он считал своим правом, а не только привилегией.
     Теперь,  когда  сознание полностью  вернулось  к  нему,  а тело  начало
слушаться, Вольфу хотелось бежать.  Сначала оставалось под вопросом, было ли
это желание вызвано озорством, присущим всем куклам, или следствием зверских
попыток  воссоздания, повлиявших на  его мозг. Позже стало ясно, что  второе
более вероятно.
     Вольф сел в питательной ванне.  Вязкая жидкость  стекала  по его темным
бокам  назад  в раствор.  Она  капала с его  крыльев, как подливка  с  дичи,
подаваемой к воскресному столу.
     Себастьян  и  Никто   наливали  вино  в  стаканы.  Они  стояли  справа,
наполовину скрытые за грудой пожитков,  и, видимо, не  замечали,  что  Вольф
пришел в  движение. А может  быть, их  это не  беспокоило. Во всяком случае,
маленький  дьявол  был  полон  решимости  наилучшим  образом воспользоваться
благоприятными обстоятельствами.
     Никто хихикал.
     Вольф встал, широко расправил  крылья и  тихонько  попробовал взмахнуть
ими.  Они еще не высохли,  хотя перья не слипались. От воды и растворенных в
ней питательных солей на  коже остались лишь крохотные капельки, сверкавшие,
как драгоценные камушки.
     В  этот момент Себастьян повернулся к нему, подняв стакан темного вина,
как будто хотел поприветствовать создание своих рук. И хотя он видел стоящую
фигурку,  цеплявшуюся  пальцами  ног за край  металлической ванночки,  видел
тело, наклоненное  вперед, крылья, расправленные дугой,  идиот  не  перестал
улыбаться.
Copyright © 2010 sflib.ru