Дин Кунц. Кукольник
  Напротив,  его  улыбка стала  еще  шире,  как  будто  Себастьяна
радовало поведение его творения.
     Вольф прыгнул.
     Он  отчаянно захлопал  крыльями и полетел к  двери в  конце кузова. Она
была немного приоткрыта и слегка покачивалась от дуновений холодного ветра.
     Себастьян повернулся, следя за полетом куклы,  продолжая улыбаться и не
догадываясь  о  том, чего так страстно хотел этот маленький вампир. Свободы,
бегства, нормальной жизни.
     Никто догадался первым и предупреждающе вскрикнул:
     - Он убегает! - Потом еще и еще:
     - Он убегает! Убегает!
     Как будто повторяя эти слова, он мог заставить идиота действовать.
     Дверь   была  хорошо  смазана  и  легко  открывалась,  так  что  Вольф,
ударившись  в дверь, без особых усилий распахнул ее  настежь.  Он бросился в
проем  в темноту  осенней  ночи. За несколько секунд  крылья  унесли его так
далеко,  что  двое  в  грузовике  перестали  слышать тихие  хлопки  кожистых
мембран.
     С  юга  поднялся  туман,  заполнивший  единственный   кусок   открытого
пространства.  Теперь туман  висел  среди  деревьев, как  та  мгла,  которая
заполняла сознание Себастьяна, когда он старался слишком  долго  или слишком
сильно сосредоточиться на одной проблеме.
     Видимость резко ухудшилась. Деревья вырастали  перед ними внезапно, как
доисторические  динозавры.  Неизвестно  откуда  протянулись  вьюны,  которые
хватали их  за  ноги,  словно цепкие  пальцы, или как змеи,  обвивающие тела
своих жертв и душащие их, прежде чем заглотить. То тут,  то  там раздавались
крики, и эти звуки заставляли их поминутно останавливаться,  хотя они знали,
что эти звуки издают не кровожадные демоны, а всего лишь безобидные зверьки.
     Себастьян вдруг вспомнил, что  куклы не могут удаляться от Горна больше
чем  на тысячу  футов,  не испытывая при  этом  страшной, невыносимой  боли,
которая заставляет их возвращаться  назад. Это означало, что Вольф никуда не
денется,  что  они  должны  найти  его  с минуты на  минуту.  Идиот  не  мог
вспомнить,  насколько далеко могут уходить куклы, но  он точно  знал, что им
придется обыскать лишь небольшую территорию.
     И все же они ничего не нашли.
     На мгновение  Себастьян  решил  оставить маленького демона  в покое, но
вскоре сообразил, что если его найдет кто-нибудь другой, кроме Бена Самюэля,
то  узнает, где они находятся. Даже если они уедут и тварь  обнаружат позже,
полиция будет  знать, где  их искать.  Вольфа надо найти как можно скорее  и
вернуть в Горн, иначе все погибло.
     - Есть что-нибудь? - спросил он Никто.
     - Здесь  нет, - ответил  тот.  Сгустившийся  туман  плотнее прильнул  к
земле, и Себастьян ничего не видел, кроме макушки головы  Никто, торчащей из
тумана неподалеку.
     Ему  стало страшно,  захотелось  вернуться в грузовик, запереть  дверь,
лечь спать и  забыть про  Вольфа. Он  не хотел больше  оставаться  в тумане,
среди темных  деревьев, не  хотел  топтаться на месте, не видя,  куда  идет.
Туман  напоминал  ему  паучью  сеть.  И  в  первый  раз за  много  дней  ему
вспомнилось, что паук из подвала Голубого Гранд-Театра пробрался в грузовик.
Теперь он был где-то  здесь,  рядом, и мог подкрасться в тумане и напасть на
них сзади.
     Себастьян вздрогнул. Но продолжал  идти вперед:  страх не  всегда может
служить оправданием для отступления.
     - Почему бы нам не  поискать его возле хижины Бена?  - спросил Никто. -
Там, по  крайней  мере, светло. Единственное место в округе, где есть  свет.
Там искать легче. К тому же свет может привлечь его.
     - Может быть.
     Вольф не производил впечатление существа, которое боится потемок.
     - И кроме того, холодает. Ему, наверное, еще холодней, чем нам, ведь он
не  успел одеться,  ты помнишь. Он наверняка  подумает,  что  там, где свет,
будет теплее.
     - Пойдем, - решил Себастьян.
     Он пробежал длинный путь до хижины так  быстро, что Никто едва поспевал
за ним.
     Не успели они приблизиться к  границе желтого света, окружавшего жилище
Бена, как  увидели Вольфа. Он,  как обезумевшая мошка,  метался  под плоской
крышей от одного  края  крыльца к  другому, привлеченный  двумя  светящимися
окнами,  однако боялся прикоснуться к ним и вел  себя тихо, если  не считать
шума, издаваемого крыльями.
Copyright © 2010 sflib.ru