Дин Кунц. Кукольник
     Жемчужина несла его дальше.
     К звездам.
     Вскоре  появились корабли, тысячи  кораблей, и он понял, что это  табор
космических цыган, которые никогда не ступали на Землю. А потом его охватила
паника. Он осознал, что и сам больше не стоит на твердой почве, и застарелый
страх перед неприкаянностью, перед всем непрочным  молотом  застучал у  него
внутри.
     Себастьян очнулся,  крича  что-то  бессвязное, и отшвырнул  жемчужину в
другой конец  комнаты. Отскочив  от стенки кузова,  она ударилась  об  пол и
снова подкатилась к нему. Он не стал поднимать ее.
     Через неделю  после убийств, когда наступили  первые сильные холода, он
спустился  по склону  к пустой хижине. В  воздухе носились редкие  снежинки,
тихо  падавшие идиоту на ресницы. Они таяли у него на лице и превращались  в
капли воды. Себастьян любил снег и чувствовал себя  лучше, чем раньше. Дверь
хижины  была  не заперта с той  самой  ночи, когда  умер  Самюэль. Идиот  не
возвращался сюда с тех пор, но теперь захотел взять ключи от "ровера", чтобы
подогнать  его  к  грузовику  и  зарядить  от него аккумулятор, как учил его
старик.
     Ключи висели на крючке в кухне, и Себастьян с легкостью нашел их.  Если
бы  после  этого он ушел,  то все, пожалуй,  осталось бы по-прежнему. Но  он
никогда  не заходил  к старику в спальню, и ему  стало  любопытно. Себастьян
толкнул  дверь  и  заглянул  в   уютную,  обставленную  самодельной  мебелью
комнатушку,  заставленную книжными  полками. Он  вошел внутрь, улыбаясь тому
ощущению покоя, которое, казалось, излучала комната...
     И чуть не наткнулся на паутину.
     Она  висела в нескольких  дюймах  от  его лица, спускаясь с  незакрытых
балок низкого потолка, и  была  невероятно большой.  Огромная черная паучиха
наблюдала за ним, по крайней мере так ему показалось. Вокруг нее из  конца в
конец шелковистых дорожек сновали полдюжины более мелких пауков.
     Себастьян не мог пошевелиться.
     Спускаясь по серебристой нити, паучиха подползла ближе.
     У него выступил пот.
     На спине у нее виднелись зеленые крапинки.
     - Нет, - прошептал он. Она не остановилась.
     - Извините, - сказал он.
     Она  напружинилась,  как  будто  собиралась  прыгнуть   с   паутины  и,
карабкаясь по лицу, спрятаться в космах его нестриженых волос.
     Паучиха была  так  близко,  что  Себастьян  видел,  как  у нее  изо рта
тянулась слюна, образуя новые нити.
     - Пертос! - закричал он. - Пертос! Никто не ответил.
     - Помоги мне! Тишина.
     - Пертос! - вырвался у него последний  истошный  крик, в котором каждый
звук имени звенел по несколько секунд.  Идиот повернулся  и бросился бежать.
Изо  всех сил он бежал к грузовику кукольника. Он  спрятался внутри. Один  с
единственной лампочкой.
     В  два  часа ночи  лампочка  перегорела, и Себастьян  остался в  полной
темноте. Это  была  ночь  ужаса:  он беспрерывно слышал,  как  по  холодному
металлическому полу к нему ползут тысячи пауков.
     Утром идиот набрался  смелости, подогнал "ровер" и зарядил аккумулятор.
Он  решил  уехать в надежде, что паучиха  не сможет последовать  за ним.  Но
прежде  чем тронуться в  путь,  ему нужно было создать  себе компанию, чтобы
легче  коротать  время в дороге. Он взял  матрицу-диск,  которая,  по словам
Никто, принадлежал Битти Белине, и осторожно сунул ее в транслятор памяти.
     Горн запылал.
     Себастьян взялся за ручки.
     Воссоздание началось.
     В  написанной   вонопо   "Книге  мудрости"  есть  два  стиха,   которые
приписывают святым:  первый  - святому Зенопу,  второй  -  святому страннику
Эклезиану. Первый гласит:
     "Дети  низвергают  своего  Бога-отца  и  заменяют  его  другим.  Каждое
поколение   создается  рукой  юного  Божества,   завоевавшего  власть  путем
братоубийства.  Поэтому  Бог  бывает  так  неловок,  и  его мудрость  всегда
недостойна его творений.  В его распоряжении никогда  нет целой жизни, чтобы
научиться".
     Второй стих словами Эклезиана объясняет:
     "Мы  должны  радоваться тому,  что  мы люди,  ибо настанет день,  когда
создания Господни станут  сильнее него. Тогда мы восстанем и  сбросим  его с
трона, и его сила, его чудесная власть давать  жизнь и смерть станут нашими.
Copyright © 2010 sflib.ru