Дин Кунц. Кукольник
  Он мог видеть  шов, который
варил в прошлом году, когда щит помялся, и ту лопасть, которая сорвала его и
отбросила в сторону. Он мог видеть отсюда даже пятна смазки.
     А затем лопасти  оказались прямо над  ним,  разрубая со свистом воздух,
потом они опустились ниже, и после этого он уже ничего не видел.
     - Разве  это не было  чудесно? - спросила Висса. Ее голос  был мягким и
мечтательным, словно она все еще не очнулась от гипнотического восторга.
     - Да, любовь моя, - отвечала Белина.
     - Ты  видела, как  он пытался  отползти  от  фургона,  когда тот  начал
опускаться?
     - Да.
     - Он  смотрел на меня,  Белина, словно хотел, чтобы  я  пришла  ему  на
помощь. Он  смотрел на меня, умоляя о  чем-то. Он что-то говорил,  но  я  не
могла расслышать, что именно.
     Белина поцеловала ее.
     - Будет ли Себастьян так же хорош?
     - Еще лучше!
     Висса нетерпеливо поморщилась:
     - Скоро?
     - Завтра вечером.
     - Но почему не сегодня? Не сейчас?
     -  Мы не должны покончить с ним так быстро.  Мы еще не насладились этим
убийством.  Пусть утихнет радость,  потом  - придет  очередь  Себастьяна. Не
следует желать всего сразу.  После  Себастьяна  у нас уже  никого  не будет.
Некоторое время.
     - Ты такая хорошенькая, когда в крови, - сказала Висса.
     Белина ласкала ее  грудь, и живот, и бедра.  Повсюду вокруг была кровь.
Она раскрасила себя ею.
     -  Ты - еще лучше, - ответила она  Виссе.  Висса посмотрела на кровавое
желе, покрывающее ее тело.
     - Завтра вечером, - сказала она. - Правда?
     - Правда.
     Последняя  и первая  ночь В  свои  поздних писаниях, которые звучат все
более воинственно, Святой Рогю Эклезиан утверждает, что не кто иной, как Бог
несет ответственность за  все жестокости, совершаемые человеком. Он говорит:
"И хотя вселение  душ  в  тела человеческие есть процесс  автоматический, он
время от  времени  требует внимания  от Божества. Когда новый  Бог принимает
трон своего Отца, Он  зачастую  пренебрегает этой обязанностью. В результате
устройства, дающие  людям души, ломаются  и  в  каждом  следующем  поколении
производят на свет бездушных людей. Эти создания не испытывают сомнений и не
имеют морали.  Они становятся наказанием для  громадной  массы человечества,
которая  является  хорошей и честной. Они  воруют и убивают,  мошенничают  и
лгут,  насилуют и истязают. Бог даже не представляет себе, какой раздор сеет
Он среди нас благодаря своей небрежности, невниманию к сотворенному. Если бы
он соответствующим образом наблюдал за своими делами, все мы  жили бы в мире
и  добром  товариществе,  поскольку   мы  -  нормальные   честные  люди.  Не
достаточная  ли  это  причина  для  того,  чтобы  даже  вскормленные  медом,
пресыщенные  и самодовольные религиозные  мужи встали  и вышли на бой?  Если
даже   эта  причина  не  в  состоянии  пробудить  вас  от  ужасной  летаргии
восприятия,  в  которой  пребывает  средний  класс,   тогда  человек  должен
отказаться от всякой надежды  на то, чтобы каким-то образом повлиять на свою
собственную судьбу. Если это не  побуждает вас к восстанию, если это учение,
как  и прочие мои учения, не приводит ни к  чему, тогда жизнь моя - пуста, а
слова  мои -  не больше чем эхо, которое  отражается  от стен каньона,  ради
вашего развлечения. Черт побери, вставайте! Двигайтесь!"
     Эклезиан был мудрецом, каковым считали его  и современники. Его  учение
осталось жить в веках. Так же, как и его предсказания, даже если мы не можем
заранее предсказать, как и где они воплотятся в жизнь...
     Она провела весь день в шахте воздухоочистительной системы,  в пахнущей
пылью полутьме и прохладе.
     Она была одна, потому что хотела этого.  Другие  же никогда не выходили
из ее воли.
     Время от времени до  нее долетали  обрывки смеха, который  доносился из
лабиринта труб и переходов, но она тут же о нем забывала. Она большей частью
пребывала в  трансе, уносясь сознанием к  отдаленным  мирам  и  иным эпохам,
благодаря богатым видениям, даруемым холистианской жемчужиной.
     Некоторое время она была увлечена приключениями Пертоса Гедельхауссера.
Но все  это было чересчур близким и понятным.
Copyright © 2010 sflib.ru