Дин Кунц. Кукольник
 Они появились с другой стороны.
     Себастьян смотрел на дверь, пытаясь угадать, что делают членистоногие с
другой  ее стороны, - словно ожидал, что пауки прогрызут панель, процарапают
ее  своими  когтями.  И  тут что-то  шевельнулось  около его  левой  ноги, в
нескольких дюймах  от нее, темное на  фоне светло-серого бетонного пола. Оно
добралось  до стены  и побежало  по  ней в  дальний угол.  Паук. Коричневый,
размером с ноготь большого пальца.
     Когда Себастьян обернулся, он  увидел  пауков. Они выползали из трубы в
стене.
     -  Нет, нет, нет, нет!  - все  громче вопил Себастьян. Теперь он уже не
пытался уговорить их. Вместо этого он решил преобразить реальность. Он хотел
переделать  пауков, воссоздать их так,  как  он  когда-то  в прошлом вновь и
вновь создавал кукол.
     Пауки  по  большей  части не  стремились пересечь  пол.  Исключая  того
одного, который  пробежал у  его ноги. Они карабкались на плинтус в  поисках
убежища.  Они  были  далеко  не такими агрессивными,  как  те,  в  коридоре,
поскольку их не гнали вперед смертоносные пары инсектицида.
     Себастьян,  однако же, не заметил  этой разницы.  Он  видел,  что пауки
окружили  его, и если раньше у него были какие-то шансы  спастись, то сейчас
опасность приблизилась вплотную. Он бросился  через комнату к двери, которая
вела  в крошечный  кабинет, в котором  только и было мебели, что  один стол.
Себастьян  закрыл за собою  дверь. Она  не закрывалась  до  конца и не могла
служить надежной  защитой  от пауков. Себастьян  быстро пересек  комнату,  в
спешке роняя предметы. Втиснулся  в крошечную туалетную комнату, примыкающую
к офису, закрылся и запер дверь.
     Ему казалось, что он  слышит, как пауки хлынули в офис, тяжело ударяя в
деревянную дверь туалетной комнаты.
     Себастьян   несколько  раз  осмотрел   туалет.   Наконец   он   заметил
вентиляционную решетку с оторванной сеткой. Отверстие за нею было достаточно
широким,  чтобы  он мог в него протиснуться,  пригнувшись. Перепуганный,  он
просунул пальцы  в широкие ячейки сетки  и напряг каждый мускул своих мощных
бицепсов. Сетка  треснула  и неожиданно оторвалась.  Он упал на пол вместе с
нею.
     "Торопись,  -  думал он. - Дженни  и Пертос и Руди и Бен  придут, чтобы
утащить тебя в камеру, в которой нет окон!"
     В шахте было  темно. Тут повсюду могли шнырять пауки. Он все  же  решил
рискнуть, ведь о тех пауках которые были сзади, он знал точно.
     Себастьян  ощупью  пробрался  мимо  вращающихся  лопастей  вентилятора,
втягивающего воздух, ухитрившись проскользнуть в нескольких  дюймах от  них.
Он  тщательно  осмотрелся  и  обнаружил  тоннель, идущий вправо и  влево. Он
выбрал правое ответвление и корчась заполз в него.
     Теперь ему  пришлось  лечь на  живот, поскольку  труба  здесь была  уже
недостаточно  высокой, чтобы  он  мог  пробираться  пригнувшись. Он  ободрал
пальцы о  швы в  местах  сварки,  и в скором  времени его штаны порвались на
коленях. Но он был так  же равнодушен к ранам,  которые  получала его плоть,
как и к дырам на одежде. Единственное, что его волновало - это бегство.
     Впереди  показался тусклый  свет.  Он  пополз  еще  быстрее  и  наконец
добрался до того места, где шахта делала поворот. Когда Себастьян просунул в
изгиб трубы свою голову и  плечи, то обнаружил, что свет исходит  от факела,
который лежит на полу. Свет падал прямо на человеческую голову, которая была
отделена от  туловища  прямо  у  основания  черепа.  Лицо  головы  покрывала
смертельная бледность. Только  на лохмотьях кожи, которыми оканчивалась шея,
сохранились   следы   крови.  Глаза  головы   закатились,   только   полоски
болезненно-желтых белков  виднелись из-под век. Разинутый рот был  дряблым и
безжизненным. Глубже виднелись ухоженные зубы.
     Это  была  голова водителя, которую  куклы  уберегли от  веса грузового
фургона.  Но  Себастьян  не мог знать этого. Они выбрили  волосы на  голове,
соорудив ей вдовий козырек, и эти волосы теперь лежали мертвой белой грудой.
Это была единственная здравая мысль, которая пришла в голову Себастьяну.
     - Пертос,  -  прошептал он.  И тут,  в  слабом  свете,  черты водителя,
измененные  космологией  и  состарившиеся, по-настоящему  стали  походить на
черты кукольного мастера.
Copyright © 2010 sflib.ru