Дин Кунц. Кукольник
 Если
вся группа выигрывает от наших действий - это просто побочный продукт нашего
собственного  выигрыша. Удовольствие.  Мы ищем удовольствия  везде, где  его
можно  найти.  И Битти  Белина  показала, что наша  природа  не может  найти
большей радости  ни  в чем ином, как в порождении боли. Она говорит,  что мы
созданы иначе,  нежели человек, но вследствие этого мы более  смертоносны  и
более способны, чем он. Исключая тебя, это так и есть.
     - Меня?
     - Тебя.
     - Пожалуйста...
     -  Пожалуйста?  -  усмехнулся дьявол.  -  Пожалуйста? -  Он прыгнул  на
принца,  и  его  ужасные  пальцы сдавили кости  бедного  воина так, что  они
выскочили из суставов.
     Он дошел до той  грани, когда разум отказывается от эмоций, отбрасывает
их и целиком и полностью прекращает работать - до тех пор, пока не возникнут
определенные  стимулы. Муж, оплакивающий свою умершую жену, может  дойти  до
истерии. Но истерия не может длиться вечно, подводя его все  ближе и ближе к
безумию. И наступает момент, когда все это должно смениться либо кататонией,
либо  приятием. То  же самое  приложимо и к  ужасу.  Ужас  - это,  возможно,
наиболее сложная эмоция, с  которой способен иметь дело разум, поскольку она
воздействует  на тело  более  целенаправленно,  чем ненависть или любовь. Он
провоцирует выброс адреналина, заставляет сердце биться быстрее, делая более
чутким слух и обостряя зрение. И если разум оказывается неспособен разорвать
круг, чтобы  избежать наиболее  невыносимых степеней ужаса,  безумие  вполне
может оказаться его итогом.
     Идиот  жил в ужасе. Всю свою жизнь  он пребывал в страхе  перед силами,
которых не  мог  ни  определить, ни оттолкнуть. Ему потребовалось достаточно
времени, чтобы подавить тот, давний ужас, но тогда его сопротивляемость была
выше,  и ему это удалось. В трансе  он продолжал торопливо карабкаться прочь
от того места, где проходили шахты и где он увидел голову, и  все же он имел
весьма  смутное представление  о  том, что  им  двигало.  Дважды безразличие
овладевало  им,  и  он  останавливался,   чтобы  осмотреться.  И  оба  раза,
достаточно было ужасу хоть немного пришпорить  его, и он начинал карабкаться
вперед быстрее, чем раньше.
     Наконец  тоннель  вывел  его  к стене  комнаты,  погруженной  во  мрак.
Вентиляционная  решетка была  снята,  чтобы из тоннеля можно  было  выйти  с
легкостью. Он знал,  что  внизу расположена  комната,  поскольку его  пальцы
смогли нащупать за краем трубы деревянную поверхность панели. Кроме того, он
определил, что это была не слишком большая комната с низким потолком. Воздух
в ней был спертым, а отзвук его дыхания - глухим.
     Он хотел  только  одного:  чтобы внизу было больше света, чтобы он  мог
разглядеть ее.
     Ему удалось развернуться внутри этой  трубы  с тонкими стенками,  после
чего  он  смог потихоньку  сползти в  комнату. Он порезал  большой  палец об
острую окантовку  вентиляционного  отверстия, пока нащупывал ногами пол,  но
это была мелкая  травма,  просто  физическая  боль.  Он  давным-давно понял,
несмотря на то,  что размышления давались ему с трудом, что телесные  раны -
последнее, о чем следует беспокоиться.
     Это место было  очень темным  и слишком теплым - и здесь было тихо, как
на  кладбище.  Однако  это  отсутствие раздражителей немного  успокоило его.
Казалось,  что  здесь  он будет  в  безопасности - столько времени,  сколько
захочет, независимо от того, какие силы преследуют его. И тем не менее он не
мог вполне наслаждаться отдыхом и покоем, потому что все время помнил о том,
что Битти  Белина, возможно, попала в беду. Она исчезла вместе с остальными,
и у нее нет надежды на освобождение. Кроме той, которая заключена в нем.
     Себастьян пересек  комнату,  протянув перед собою  руки.  Он  стремился
нащупать  стену,  вдоль  которой намеревался  двигаться  дальше  -  пока  не
наткнется  на  выключатель.  Кафельный  пол, казалось, был  покрыт  тонким и
чрезвычайно потертым ковром, который пружинил у него под ногами.
     Свет включился еще до  того, как он достиг стены.  Кто-то за  пределами
комнаты повернул выключатель.  После  стольких часов, проведенных  во мраке,
свет резал ему глаза.
Copyright © 2010 sflib.ru