Дин Кунц. Чейз
 Он ведь  выдал
ее  минутную слабость не кому-нибудь, а полицейскому. Теперь не  жди  от нее
благодарности, пусть даже ты спас ей жизнь. Уоллес поднялся.
     - Пойдемте, - сказал он.
     - Куда? - поинтересовался Чейз.
     - Поедем туда с экспертами.
     - Это необходимо?
     -  Да, мне  надо  получить от  вас обоих более подробные  показания. На
месте  преступления,  мистер  Чейз,  вам легче  будет вспомнить какие-нибудь
детали. - Он улыбнулся, как будто вспомнив, кто такой Чейз, и сказал:
     - Это займет  немного времени. Вот девушку придется  задержать  дольше,
чем вас.

     ***

     Чейз дожидался, когда  сможет  наконец уехать, расположившись на заднем
сиденье  полицейского  фургона,  припаркованного  в тридцати  футах от места
убийства, когда появилась машина с газетчиками. Из  нее вышли репортер и два
фотографа. Только  сейчас до Чейза дошло, во  что они превратят эту историю.
Какого сделают из него героя. Еще раз.
     - Простите,  -  сказал  он Уоллесу,  -  а нельзя  ли  не  информировать
газетчиков о том, кто помог девушке?
     - Почему?
     - Признаться, я устал от репортеров, - сказал Чейз.
     - Но вы спасли ей жизнь.
     - Я не хочу с ними разговаривать, - настаивал он.
     -  Ваше дело, - ответил  Уоллес.  -  Но, боюсь, они непременно  захотят
узнать, кто помешал убийце. Это будет указано в отчете, а отчет доступен для
прессы.
     Позже, когда он закончил с Уоллесом все дела и выходил из машины, чтобы
присоединиться  к офицеру, который  должен был отвезти его  обратно в город,
девушка тронула его за плечо.
     - Спасибо, - сказала она.
     В тот же миг фотограф сделал снимок: вспышка, казалось, длилась вечно.
     Сидевший за рулем машины, подвозивший  Чейза  в город, офицер  в форме,
представившийся  Доном Джоунзом,  оказался  весьма словоохотлив.  Он читал о
Чейзе в газете и хотел бы получить автограф для своих детей. Чейз расписался
на обороте полицейского бланка для отчета об убийстве и, по просьбе Джоунза,
приписал: "Для  Рика  и  Джуди Джоунз!" Общительный  полицейский  прямо-таки
засыпал  его  вопросами о  Вьетнаме,  на которые Чейз старался отвечать  как
можно лаконичнее.
     Пересев  возле  полицейского  участка  в   свой  "мустанг",  он  поехал
медленнее, чем раньше. Теперь былая злость сменилась безмерной усталостью.
     В половине первого ночи он поставил машину перед домом  миссис Филдинг,
ощутив облегчение  оттого, что свет в окнах не горел. Он отпер входную дверь
так тихо,  насколько позволял  допотопный замок, успешно миновал  почти  все
скрипучие ступеньки на лестнице и наконец прокрался в свое чердачное жилье -
большую   комнату,   служившую  одновременно  кухней,   спальней,  гостиной,
гардеробной и ванной.  Он с облегчением  запер за  собой  дверь. Ему,  слава
Богу, сегодня  не  пришлось  разговаривать с миссис  Филдинг,  а  посему  он
избежал необходимости лицезреть ее вечно расстегнутый до середины обвисшей и
совершенно неаппетитной груди  домашний халат, удивляясь при этом,  почему в
ее  возрасте  позволительно  проявлять  такую  нескромность,  пусть  даже по
небрежности.
     Чейз  разделся, вымыл лицо и  руки, осмотрел  ножевую рану на бедре,  о
которой не удосужился упомянуть в полиции. Рана оказалась неглубокой и с уже
запекшейся   кровью.   Скорее   походила   на   царапину.   Он   промыл  ее,
продезинфицировал  спиртом,  наложил сверху мертиолат. В комнате он закончил
лечение, налив себе виски с двумя кубиками льда и  плюхнувшись на кровать со
стаканом этого чудодейственного средства в руке. Ежедневно он поглощал его в
неимоверных количествах. Однако сегодня, из-за проклятого банкета,  пришлось
воздержаться. Когда Чейз напивался, он  снова  чувствовал  себя  человеком с
чистой совестью. Да, только наедине с бутылкой хорошего виски.
     Он как раз наливал в те же  растаявшие кубики льда вторую порцию, когда
раздался телефонный звонок.
     Поселяясь в этой квартире, он пытался отказаться от телефона. Ему никто
звонить не будет, а сам он не хочет ни с кем общаться. Однако миссис Филдинг
ему не поверила  и, предвидя ситуацию, когда ей  придется бегать  на чердак,
чтобы подозвать к телефону своего постояльца, настояла на  отводной трубке в
его комнате, включив данное условие в договор.
Copyright © 2010 sflib.ru