Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Что
теперь? Может,  рискнуть  и  взобраться  на  крышу?  Вся  морская  гладь  в
симпатичных пятнышках яхт и прогулочных яликов, но они далеко, а щели между
каменными блоками кое-где достаточно широки, чтобы просунуть  пальцы.  И  я
рискнул. Непросто карабкаться по отвесной стене, но у меня не было  выбора.
Дюйм за дюймом я поднимался все выше  и  наконец  остановился  между  двумя
амбразурами. Я приник, собираясь с силами, к  стене,  из  которой  торчали,
поблескивая, два жутких ствола. В десяти метрах под ногами о камень  бились
волны. Пока ни один парусник или ялик не приблизился к  форту,  но  сколько
это продлится?
     - Дай-ка мне, Джим, огоньку.
     От неожиданности я едва не сорвался. Мимо пролетел окурок сигары.  "Из
амбразуры", - догадался я. Никто из орудийной прислуги не мог меня  видеть,
то, что здесь прозвучало мое имя, - случайность. Артиллеристы совсем рядом,
они курят на боевом посту, что вряд ли поощряется начальством,  и  любуются
океаном. Я затаил дыхание, целиком обратись в слух.
     - Знаешь, дружище, этот новый капитан меня достал.
     - Да, я тоже впервые вижу такого гада. Может, яду ему в кофе сыпануть?
     - Свихнулся? Говорят,  в  одном  полку  на  севере  за  такое  каждого
десятого поставили к стенке.
     - Да что ты, я же пошутил.
     - Тихо. Капитан идет!
     В море упал окурок, послышался  удаляющийся  топот.  Я  полез  наверх,
перекатился на плоскую крышу форта. Морская птица недовольно уставилась  на
меня одним глазом, противно заорала и упорхнула. Я улегся в центре нагретой
солнцем, загаженной пометом крыши; отсюда видны были только небо и  вершина
далекого холма. Меня могли  заметить  с  воздуха,  но  не  стоило  особенно
беспокоиться по этому поводу - за весь день я увидел только  один  самолет,
пролетевший вдалеке. Я закрыл глаза и  неожиданно  уснул.  Проснулся  я  от
холода - солнце скрылось за тучей, а одежда еще не успела  высохнуть.  Зато
меня, похоже, до сих пор не обнаружили. День клонился к закату, и  я  решил
дождаться темноты на крыше. Очень хотелось есть, но с  этим  можно  было  и
подождать. Сумерки сгустились не скоро. Я то и  дело  облизывал  пересохшие
губы, стараясь не замечать урчания в животе и утешая себя мыслью, что  рано
или поздно солнце все равно зайдет. Понемногу стемнело, заблестели  звезды,
в порту засветились прожектора. Я подкрался к краю крыши я  поглядел  вниз.
Там вспыхивали  и  гасли  фонарики,  слышались  хриплые  крики  командиров,
строились в шеренги солдаты.  Вскоре  одно  отделение  вошло  в  крепостные
ворота, другое двинулось по  широкой,  как  проспект,  стене  и  постепенно
скрылось из виду. А потом погасли все огни. Я лежал, глядя в кромешную мглу
и не веря своему счастью. Неужели свет погасили специально для того,  чтобы
я мог незамеченным проникнуть в город? Конечно,  нет,  просто  внизу  стоят
часовые, и начальство не желает,  чтобы  прожектора  слепили  их.  Разумно,
друзья мои, разумно. Я смотрел на  гавань,  слабо  освещенную  звездами,  и
тщательно прорабатывал маршрут. Потом бесшумно спустился  на  известняковые
плиты плаца. Ворота в стене форта были закрыты, и я  на  цыпочках  затрусил
прочь от них. Слева смутно виднелись яхты  и  весельные  лодки,  кое-где  в
каютах горел свет.  Слышался  приглушенный  смех.  Каменные  плиты  приятно
холодили ступни. На душе у меня  полегчало,  я  поймал  себя  на  том,  что
насвистываю веселый мотивчик.  Затем  я  наткнулся  на  проволочную  сетку,
натянутую поперек стены, и тут же повсюду - над головой, позади, впереди  -
вспыхнул свет. Прожектора высветили металлическую сеть и в ней  -  запертую
калитку.
     Отпрянув от сетки, я испуганно огляделся, затем распластался на  стене
и стал ждать стрельбы. Но все было тихо. Прожектора сразу погасли, никто не
выбежал из форта ловить ночного нарушителя. Правда, с той стороны,  куда  я
направлялся, ко мне приближались несколько огоньков. Патруль. Неужели  меня
заметили? Или, когда я наткнулся на сеть, сработала сигнализация?  В  любом
случае, надо побыстрее отсюда убираться. Я  быстро  пополз  к  той  стороне
стены, что смотрела на океан, и, цепляясь за выступы на камнях, спустился к
воде.
Copyright © 2010 sflib.ru