Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Холодные брызги хлестали по ногам, смотреть на черную  гладь  океана,
кажущегося бездонным, было жутко. Сапоги солдат бухали все громче. "Зачем я
так рискую? - спросил я себя.- Кто-нибудь посветит фонариком, и метя  сразу
обнаружат. Так  глупо  засыплюсь  -  а  все  из-за  чего?  Из-за  нежелания
вымокнуть или попасть на ужин морским чудовищам? Чепуха  -  если  бы  здесь
водились чудовища, люди не катались бы по заливу на  лодках.  Ныряй,  Джим,
ныряй", - пробормотал я и соскользнул  в  воду.  Когда  солдаты  подошли  к
сетке, я успел отплыть довольно далеко и готов был погрузиться  с  головой,
если кто-нибудь  посветит  в  мою  сторону.  Нет,  обошлось.  Они  отворили
калитку, вошли в нее, заперли ее за собой и двинулись к форту. А я поплыл к
берегу. Ну и как же быть дальше? Что мне - мокрому,  босому,  ни  черта  не
знающему об этой стране инопланетнику - делать  на  берегу?  Где  укрыться?
М-да,  положеньице.  Внезапно  что-то  темное  на  миг  заслонило  от  меня
береговые огни. Яхта! Вот оно - мое спасение! Я медленно плыл между яхтами,
стоявшими на якорях. Кое-где в каютах горел свет, другие яхты были темны  и
безмолвны. Может быть, их хозяева улеглись спать? Вряд  ли,  рановато  еще.
Наверное, отправились на берег поразвлечься. Впереди на фоне  темного  неба
возникла темная мачта. Парусная лодка, жаль - маловата.  Я  плыл,  пока  не
наткнулся на судно покрупнее, без мачт. На правом борту оказался неубранный
трап; по нему я вскарабкался на палубу, а  затем  пробрался  на  мостик.  В
свете звезд  и  береговых  фонарей  виднелись  штурвал,  сиденья  и  дверь,
которая, возможно, вела в каюту. Я взялся за ручку, нажал - не поддается.
     - Хорошая новость, Джим. Если дверь заперта,  значит,  за  ней  что-то
ценное. Ну-ка, поглядим.
     Опытному взломщику темнота не  помеха,  да  и  замок  оказался  совсем
простенький. Свет в каюте я включать не стал, но  все  катера  имеют  много
общего, и сориентироваться на ощупь не составило труда. В носовой  части  я
обнаружил койки, под ними  -  сундуки,  над  койками  -  полки.  Хорошенько
обшарив каюту и наставив себе уйму шишек, я собрал трофеи в одеяло, вытащил
их на палубу. То, что в темноте  я  принял  за  бутылку  с  отвинчивающимся
колпачком, таковой и оказалась. Я сковырнул колпачок и понюхал  содержимое,
потом сунул в горлышко мизинец и облизал. Приторное вино. Не в моем  вкусе,
но все же лучше,  чем  морская  вода,  которой  я  вдосталь  нахлебался.  В
жестяной коробке оказалось печенье, такое твердое, что  я  едва  не  сломал
зубы. Пришлось облить печенье вином; когда оно  размякло,  я  съел  все  до
последней крошки. Затем я стал  разбирать  добычу.  Книги,  коробки  разной
величины и формы, одежда. Сорочку из прозрачной  ткани  я  сразу  отбросил,
потом отобрал вещи, которые, вроде бы, не предназначались  для  прекрасного
пола, и стал по очереди примерять их. Не простое дело для  чужестранца,  не
имеющего понятия о туземных фасонах. Брюки оказались слишком велики, но  не
беда - я подпоясался веревочкой. Рубашка сидела на мне куда лучше, а куртка
пришлась впору, если ее шили с тем расчетом, чтобы полы прикрывали  колени.
Чтобы сапоги не спадали, я обмотал ступни тряпками. Потом снова облачился в
мокрую одежду, запихнул обновку в коробку из-под печенья,  которую  обернул
куском синтетической ткани, показавшейся мне водонепроницаемой. Ветерок все
свежел, пора было плыть к берегу. Приключения вытянули из  меня  все  силы,
голова была как ватная, хотелось спать. Я  допил  вино,  бутылку  вместе  с
вещами, которые мне не понадобились, бросил в каюту и  запер  дверь.  Затем
привязал к голове сверток и спустился в воду. На берегу не  было  видно  ни
души. Плыть, загребая  одной  рукой,  а  в  другой  держа  сверток  -  дело
непростое, но я довольно быстро добрался до суши и метнулся  под  прикрытие
валунов. Стуча зубами от холода, я сорвал с себя и закопал в песке  одежду,
быстро переоделся в сухое, мешочек с пожитками затолкал за пояс,  а  кинжал
сунул за голенище. Ужасно  хотелось  найти  укромное  местечко,  свернуться
калачиком и уснуть. Но островитяне -  народ  серьезный,  караульная  служба
охраны у них поставлена четко, а берег они  считают  чуть  ли  не  передним
краем обороны.
Copyright © 2010 sflib.ru