Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Перед  сном  вы  увидите  учебный
фильм и узнаете, что вас ждет завтра. Посмотрев кино,  вы  помолитесь  богу
или богам, кому как нравится, и ляжете баиньки. Спокойной ночи. - Он вышел.
     Некоторое время в казарме стоял шелест - мы стелили  койки,  состоящие
из худосочного матраца и тонюсенького одеяла. Надувная подушка, на  которую
ушли все мои последние силы, наверняка вскоре окажется спущенной.  Пока  мы
стелились, в проходы между койками бесшумно опустились телеэкраны.  Грянула
бравурная  музыка,  на  экране  появился  офицер,  страдающий   несколькими
дефектами речи, и стал читать совершенно  непонятные  наставления,  которые
мы, разумеется, пропустили мимо ушей. Я высыпал  из  нагрудного  кармана  в
свой ящик вещи и, как был, в одежде,  вскарабкался  на  койку.  Вскоре  под
заунывное бормотание офицера у меня сомкнулись веки, и я почти заснул,  как
вдруг полыхнула ослепительная вспышка, и грянул гром.  На  экране  возникла
зловещая фигура в черной форме.
     - Внимание, - зловеще произнес человек в черном. -  Мы  прерываем  все
запланированные передачи, чтобы сообщить вам следующее известие,  -  сделав
жуткую гримасу, он встряхнул листок бумаги, который держал  в  руке.  -  На
территорию нашей страны проник опасный шпион. Установлено, что вчера  утром
он прибыл на борту брастирского корабля. Вчерашние поиски в бухте  не  дали
результата. В ходе сегодняшних поисков установлено,  что  шпион  проник  на
прогулочный катер и украл несколько предметов одежды.
     У меня стянуло кожу на затылке.
     - В песке на пляже обнаружены вещи,  как  установлено,  принадлежавшие
шпиону. В настоящее время район поисков оцеплен, там объявлен комендантский
час, тщательно обыскивается каждое здание. Возможно, преступник до сих  пор
носит украденную одежду. Тому, кто видел на ком-нибудь этот костюм, следует
немедленно поставить в известность полицию или силы безопасности.
     На экране появилось довольно точное  компьютерное  изображение  вещей,
которые я позаимствовал на катере. Некоторое время они медленно крутились в
пространстве, потом появилась человеческая фигура. Вместо лица  было  белое
пятно, но я не сомневался, что рано или поздно оно примет мои черты.  Какой
срок понадобится полиции, чтобы узнать мои приметы, проследить мой  путь  и
выяснить, что я в армии?  Дверь  казармы  с  грохотом  захлопнулась,  лампы
погасли. Я лежал, неподвижно глядя в темноту; в груди гулко стучало сердце.
     Нелегко заснуть, узнав о том, что тебя разыскивают по всей стране.  Но
я  уснул  потому,  что  вымотался  до  предела  и  наконец-то  оказался   в
горизонтальном положении, тепле и покое... С грохотом распахнулась дверь, и
вбежавший сержант истошно завопил:
     - Подъем! Хватит отлеживать задницы! Скатать койки! Вынуть  из  ящиков
бритвенные принадлежности! По двое  -  в  уборную!  Ну,  шевелись,  ленивые
свиньи! Живей, живей, живей!
     Я успел проскочить в уборную прежде, чем  в  дверях  возникла  пробка.
Умывальников было очень мало, но мне удалось протолкаться к одному из  них.
Взглянув в кривое зеркало  на  измученную,  бледную,  с  запавшими  глазами
физиономию, я едва узнал себя. Я подумал, что с нами, наверное, сознательно
обращаются по-скотски - хотят напугать,  вывести  из  равновесия,  сбить  с
толку, иными  словами,  подготовить  для  промывания  мозгов,  для  полного
разрушения личности. Ну уж нет! Мозги и личность Джима ди Гриза вам  не  по
зубам! Сверхзвуковое лезвие противно заверещало, сбривая  щетину.  Сунув  в
рот автоматическую зубную щетку, я умылся и  вышел  из  уборной.  В  дверях
казармы снова появился сержант Клутц.
     - Выходи строиться на поверку! - заорал он и тут же в страхе отпрянул:
я ринулся на него, как бык. Сбежав с крыльца,  я  встал  перед  фонарем  по
стойке "смирно".
     - Шутить вздумал? - процедил он сквозь зубы, брызжа слюной мне в лицо.
     - Никак нет, сэр! -  я  выпятил  грудь  и  ел  начальство  глазами.  -
Выполняю приказ,  сэр!  Мои  старики,  отец  и  дед,  были  солдатами,  они
говорили: нет лучшей доли, чем солдатская, нет в  армии  старше  чина,  чем
сержант. - Я перестал орать и прошептал: - Сэр, скажу вам  честно  -  я  не
мобилизованный.
Copyright © 2010 sflib.ru