Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Приходите в любое время. Я стану вашим  другом,  самым
лучшим другом, - он пустил во рядам стопку брошюр.  -  У  вас  есть  десять
минут на ознакомление с этой ориентационной  брошюрой.  А  я  тем  временем
поговорю  с  двумя   вашими   товарищами,   явно   заблуждающимися   насчет
политических реалий нашего мира, - он показал пальцем на меня и на Мортона.
- Да, да, я про вас. Выйдите на крылечко, ребята, потолкуем.
     Мы неохотно поднялись и вышли на крыльцо. Вскоре появился Гоу.
     - Солнышко-то как греет, правда, ребята?
     - Вы правы, сэр. Чудесная погода.
     - Ну-ка признавайтесь, где вы  наслушались  вражеской  пропаганды?  Вы
первый, - он ткнул дальнем а меня.
     - Где-то наслушался, а где - не помню.
     Гоу улыбнулся во весь рот.
     - Напомню. Вы слушали запрещенную радиостанцию.
     - Простите, капрал, я хотел соврать, но вас не проведешь. Вы, конечно,
правы насчет радиостанции...
     - Ага! Так я  и  знал!  Проклятий  спутник!  Ни  расстрелять  его,  ни
заглушить - он надежно защищен и ведет передачу на многих частотах.
     - Сэр,  я  один-единственный  раз  слушал  инопланетников.  И,  честно
говоря, поверил - очень уж  похоже  было  на  правду.  Потому-то  и  сказал
сейчас...
     - Правильно сделали, что сказали, солдат. Это доказывает,  что  яд  не
успел глубоко проникнуть в ваш мозг.  Запомните:  дьявол  всегда  старается
затронуть самые тонкие струнки человеческой души. Солдат должен  превратить
сердце в камень и верить только своим командирам, - он ласково улыбнулся.
     Преданно глядя ему в глаза, я с жаром воскликнул:
     - Да, сэр! Вы совершенно  правы!  Я  всегда  и  во  всем  буду  верить
командирам и очень рад, что вы не собираетесь нас наказывать...
     -  Не  собираюсь?  Разве  я  это  сказал?  -  ласковая  улыбка   вдруг
превратилась в недобрую ухмылку. - Да что вы, ребята? За такое на гражданке
вам вкатили бы по году тяжелых работ. А здесь - армия,  и  наказание  будет
куда суровее. Ну, все, приятно было с вами  побеседовать,  возвращайтесь  в
класс. И до конца занятия постарайтесь осмыслить свой поступок. В будущем -
если у вас есть будущее -  вы  не  станете  оспаривать  мнение  старших  по
званию.
     Мы пошли в класс, словно бараны на бойню.
     - Слушай, - прошептал я Мортону, - это правда, что он  сказал?  Насчет
радиостанции?
     - Конечно! Разве ты никогда ее не слушал? Вообще-то  мне  передачи  со
спутника не нравятся - много пропаганды, мало информации. Но это  не  имеет
значения. Нас отдадут под трибунал.
     - Ну и что нам теперь делать? Сидеть и ждать ареста?
     - А куда бежать? - мрачно спросил Мортон.
     Я вздохнул. Бежать, похоже, было некуда.
     - А ну, встать! - заорал Клутц. - Ишь,  сачки,  целый  час  отсиживали
задницы! Ну, я вам сейчас покажу! Выходи строиться!
     - Я задержу этих двоих, - Гоу отделил нас с Мортоном от  остальных.  -
Они будут наказаны за антиправительственную агитацию.
     Дверь хлопнула, и мы остались наедине с капралом. Мортон был на  грани
обморока, я начинал злиться. Гоу достал блокнот и карандаш и  обратился  ко
мне:
     - Ваше имя, солдат?
     - Скру У2.
     - Скру - военное имя, назовите настоящее.
     - Капрал, я из Пенсильдельфии, а там не принято представляться кому ни
попадя.
     Гоу зло сощурился.
     - Острить вздумали, солдат?
     - Где уж мне, ведь вы сами - ходячая острота. Вы не хуже меня  знаете,
что единственная угроза нашему острову - это  военные,  стоящие  у  власти.
Чрезвычайное положение выгодно только военным.
     Мортон пискнул  от  ужаса  и  вцепился  в  мой  рукав.  Но  меня,  что
называется, понесло. Холодно улыбаясь, Гоу протянул руку к телефону.
     - Ну что ж, не хотите  назвать  имя  -  его  из  вас  вытянет  военная
полиция. Кстати, вы не правы,  чрезвычайное  положение  выгодно  не  только
военным. Вы забыли о промышленных корпорациях,  весьма  заинтересованных  в
военных заказах. Армия и промышленность связаны одной веревочкой.
     Его слова сбили меня с толку.
     - Но... если вы знаете это, то зачем пудрите мозги солдатам?
     -  По  той  простой  причине,  что  я  -  выходец  из  богатой   семьи
фабрикантов, и меня  вполне  устраивает  сложившаяся  ситуация.
Copyright © 2010 sflib.ru