Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
     - Но сейчас мне неохота травить байки. Где мы?
     - В большом здании посреди города, захваченного войсками. Здесь теперь
штаб или что-то в этом роде. Пока меня сюда вели, я заметил много военных.
     В замочной скважине заскрежетал ключ. Мы оглянулись на дверь. В камеру
вошло несколько военных полицейских  с  винтовками,  за  ними  -  Зеннор  с
повязкой на шее и жаждой мести в глазах.
     - Да, теперь-то ты можешь меня не бояться, - с  ухмылкой  произнес  я,
обведя взглядом полицейских, держащих нас на мушке.
     Зеннор подошел  и  ударил  меня  ногой  в  бок.  Корчась  от  боли,  я
прохрипел:
     - Какие мы смелые - бить лежачих...
     Зеннор отвел  ногу  для  удара,  но  передумал  и,  вытащив  пистолет,
прицелился мне в переносицу.
     - Уведите второго. Оставьте нас одних. Принесите стул.
     Полицейские быстро  выполнили  приказ:  вытолкали  за  дверь  Мортона,
внесли  в  камеру  деревянный  стул  и  благоговейно  поставили   его   под
начальственный зад. Зеннор медленно сел, не выпуская меня  из-под  прицела.
Заговорил он после того, как снаружи заперли дверь.
     - Я хочу знать, как ты сюда попал и как тебе удалось  выследить  меня.
Выкладывай.
     "Почему бы и нет?" - подумал я, потирая ушибленный бок. Выдумывать  не
было ни сил, ни желания. Легче рассказать все как  на  духу.  С  некоторыми
поправками, разумеется.
     - Ладно, расскажу. Мы с тобой  распрощались  на  Спиовенте,  когда  ты
продал нас в рабство. Это очень суровая планета, малопригодная для стариков
вроде Слона. Он умер, и за мной остался должок.
     Зеннор поправил повязку и прорычал:
     - Дальше?
     - А дальше почти нечего рассказывать. Несколько войн, убийство,  пытка
- обычные дела. Спасся я благодаря Военно-Космической Лиге. Я был арестован
и попал на Стерен-Гвандру, там бежал из-под стражи и напал  на  твой  след.
Ведь ты допустил большую ошибку.
     - Что за чушь?
     - Это не чушь, капитан  Гарт.  Помнишь,  ты  подсунул  одной  девчонке
наркотик и выдал ее полиции?
     - Это несущественно.
     - Для кого как. Для Бибз - существенно. Она была на свободе, и  прежде
чем мы с ней расстались, я узнал, где тебя искать. Вот и вся история.
     Зеннор смотрел на меня, гладя пальцем спусковой крючок. Я старался  не
глядеть на пистолет.
     - Не вся. Выходит, шпион, высадившийся в бухте Мархавено - это ты?
     -  Да.  И  мне  не  составило  труда  проникнуть  в  твою  бестолковую
разгильдяйскую армию и расти в чинах, пока не представился случай  схватить
тебя за горло. Просыпаясь по ночам в холодном поту, вспоминай о том, что  я
запросто мог тебя пристрелить. Ну что,  будешь  стрелять  или  пришел  сюда
поиграть с пистолетом?
     - Не подзуживай меня, щенок! Ты, конечно, умрешь, но с большей пользой
для нашего дела. После суда, на котором тебе и твоему  помощнику  предъявят
обвинения в нападении на  вышестоящее  начальство,  самовольном  присвоении
офицерского звания,  разглашении  военной  тайны.  Затем  вас  расстреляют.
Публично.
     - И чего ты надеешься этим добиться?
     - Я надеюсь  убедить  упрямых  туземцев  в  том,  что  наши  слова  не
расходятся с делами. Это трусливое, бесхребетное стадо без боя отдало  свою
планету, а теперь оно жалобно блеет,  требуя  ее  обратно,  и  отказывается
работать, пока мы не улетим. Если они сейчас  же  не  вернутся  на  рабочие
места, город будет парализован. Но твоя смерть заставит их одуматься.
     - Интересно, как?
     - Очень просто. Они увидят, что я не бросаю слов на ветер. Сначала  мы
расстреляем тебя, затем возьмем заложников и убьем их,  если  остальные  не
уступят.
     - Ах ты, ничтожество! Подонок! Зря я тебя  не  прикончил,  когда  была
такая возможность!
     - Но ведь не прикончил, - усмехнулся он. И выстрелил, когда я  к  нему
бросился.
     Пуля меня не задела, но выстрел оглушил. Я упал, и на  меня  обрушился
град ударов. Наконец Зеннор перестал меня пинать и  остановил  полицейских,
пришедших к нему на помощь.
     Я встал на четвереньки и посмотрел на него сквозь красный туман.
     - Вымыть и переодеть. Второго - тоже. Через два часа суд.
     Что случилось потом - не помню.
Copyright © 2010 sflib.ru