Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Я очнулся, когда  Мортон  стаскивал  с
меня куртку.
     - Оставь. Я сам, - моргая,  я  уставился  на  чистую  форму  рядового,
лежащую на стуле. Такой  же  мундир  был  на  Мортоне.  Я  сбросил  на  пол
окровавленную куртку, стащил сапоги и брюки.
     Сапоги. Сапоги? Сапоги!
     Мои губы растянулись в довольной ухмылке.
     - Ты знаешь, что скоро суд?
     Мортон мрачно кивнул.
     - Сколько осталось времени?
     - Около часа.
     Я сунул руку в правый сапог, нащупал тайничок в каблуке.
     Около часа? Ну, за это время мы далеко уйдем. Сейчас Достанем отмычку,
отопрем дверь, проскользнем  в  коридор  и  растворимся  в  безликой  толпе
солдат.
     Но увы, этому прекрасному плану не суждено было осуществиться. Отмычки
в каблуке не оказалось.
     - Зеннор велел передать тебе странные слова, когда ты  сунешь  руку  в
сапог, - сказал Мортон. - "Дельце не выгорит". Я ничего  не  понял,  но  он
сказал, что ты поймешь.
     - Понял, - со вздохом произнес я и принялся одеваться.
     Через час  за  нами  пришли,  заковали  в  цепи  и  потащили  на  суд.
Естественно, мы с Мортоном не испытывали ни малейшего желания участвовать в
этом дурацком шоу, но не было и другого выбора. Нас проволокли по  коридору
и лестнице на  улицу.  Там  под  злобные  крики  и  лязг  оружия  заставили
подняться на помост, сооруженный специально для спектакля. Все было готово:
судьи, конвой, клетка, горнисты и толпа горожан вокруг помоста. Толпу, судя
по оцеплению, собрали силой. Несколько горожан (все седые и лысые) сидело в
креслах  на  помосте,  среди  них  я  заметил  Стирнера.  Увидев  меня,  он
приподнялся и подошел к клетке.
     - Капитан, что они хотят с вами сделать? Мы ничего не понимаем...
     Я ушам своим не поверил.
     - Вы говорите на эсперанто?
     - Да. Один из наших ведущих лингвистов разыскал в библиотеке  учебники
этого любопытного языка, и многие  освоили  его  за  ночь,  дабы  облегчить
общение с...
     - Немедленно усадите старика! - рявкнул Зеннор. В этом  спектакле  он,
разумеется, отвел себе роль главного судьи.
     - Что здесь происходит? Я ничего  не  понимаю!  -  восклицал  Стирнер,
когда его тащили прочь от клетки.
     Начался  суд.  Каждый  раз,  когда  Стирнер  и  его  друзья   пытались
протестовать, горнисты трубили что было сил. Я клевал носом  и  получал  за
это пинки. Мортон сидел в оцепенении, глядя в одну точку. Я не слушал судей
до тех пор, пока нас с Мортоном не заставили подняться.
     Зеннор зачитывал приговор:
     - ...тяжестью неопровержимых улик. Поэтому осужденные будут отправлены
в камеру до восьми часов завтрашнего утра, откуда доставлены на место казни
и расстреляны.
     - Это беззаконие! - закричал я.  -  Это  фарс!  Почему  ни  о  чем  не
спросили подсудимых! Я требую последнего слова!
     - Конвой, утихомирить осужденных.
     Тотчас мой  рот  зажала  волосатая  лапища,  вскоре  уступившая  место
тряпичному кляпу. Подобным образом конвоиры расправились и с Мортоном, хотя
он молчал и был на грани обморока.
     - Скажите, что сейчас они услышат важное сообщение, - обратился Зеннор
к переводчику. Тот поднял  мегафон,  и  на  толпу  обрушился  громоподобный
голос.
     - Вас собрали в связи с тем, что значительная часть  населения  города
не подчинилась военным властям. Мы вам продемонстрировали, как  вершат  суд
посланцы  острова  Невенкебла.  Перед  вами  двое  злодеев,  обвиненных  во
множестве тяжких преступлений. Вина их доказана, приговор вынесен. Завтра в
восемь утра они умрут. Вам все ясно!
     По толпе пробежал шепоток. Стирнер встал. Стражники протянули  было  к
нему лапы, но Зеннор жестом велел оставить старика в покое.
     - Думаю, мой голос будет голосом всех горожан,  -  сказал  Стирнер,  -
если я попрошу некоторых разъяснений. Нам непонятно, откуда эти люди знают,
что завтра умрут? Они не  похожи  на  больных.  И  на  каком  основании  вы
называете точный час их кончины?
     Зеннор ошалело посмотрел на него и взорвался:
     - Вы что, недоумки? Неужели эту планету заселяли умственно  отсталыми?
Преступники умрут завтра потому, что мы их расстреляем.  Из  огнестрельного
оружия! Вот оно, оружие,  -  он  выхватил  из  кобуры  пистолет  и  пальнул
несколько раз в деревянный настил.
Copyright © 2010 sflib.ru