Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
     Я потягивал вино. Чувствуя, что никто не решается нарушить  тишину,  я
спросил:
     - У вас нет военных и полицейских. Мне  это  по  душе,  потому  что  я
натерпелся и от тех, и от  других.  Но  как  вы  поступаете,  когда  кто-то
нарушает закон?
     - У нас нет законов, которые можно  нарушить,  -  ответил  Стирнер,  и
окружающие согласно закивали. - Вас, наверняка, учили, что законы  -  плоды
мудрости ваших предков. Мы считаем иначе: законы -  плоды  не  мудрости,  а
страстей, робости, зависти и амбиций. Обо всем этом написано здесь, в  этой
книге, которую вам обязательно нужно прочесть.
     Он снял с полки книгу. Хозяин дома взял ее из рук Стирнера и  протянул
мне.
     - Сделайте милость, примите наш скромный подарок.
     - Спасибо, спасибо. - Прикинув ее вес, я попытался изобразить на  лице
искреннюю благодарность.
     - Надеюсь, вы ознакомитесь с  нею  на  досуге,  -  сказал  Стирнер.  -
Вкратце наша история такова. Марк Четвертый ответил  на  великое  множество
вопросов. Его мудрые, взвешенные советы использовались в науке, коммерции и
многих других областях  человеческой  деятельности.  Иное  дело  -  область
политики, хотя Марк вобрал в себя информацию о политической жизни  общества
на всем протяжении его истории. На  это  ушли  многие  месяцы,  даже  годы.
Собрав  необходимые  сведения,  Марк  занялся  прогнозированием   будущего.
Результатом его трудов явилась книга, которую вы держите  в  руках.  Изучая
политику людей, Марк узнал о них много дурного  и  решил  принять  разумные
меры предосторожности. Он подключился ко всем банкам данных  и  загрузил  в
них текст книги, а, кроме  того,  дал  приказ  компьютеру  почтовой  службы
разослать по всем адресам экземпляры книги. Впоследствии Марк извинился  за
этот вынужденный шаг и предложил возместить затраты на тиражирование своего
весьма объемистого труда.
     Он оказался прав в своих опасениях. Ни один политик  во  Вселенной  не
принял его теории. Предпринимались попытки скомпрометировать индивидуальный
мютюэлизм и его адептов. Но Марк Четвертый знал: как бы ни пытались  власть
имущие опорочить его учение, найдутся люди, которые поймут  его  и  поверят
ему. До чего же мудра была эта разумная машина! Люди,  постигшие  философию
Марка, уверовавшие в ее истинность, были отнюдь  не  глупы.  Они  понимали:
воплотить в жизнь идеи Учителя будет совсем не просто. Неразумно, утверждал
Марк, отдавать свою свободу государству. Справедливо и  обратное:  ни  одно
государство добровольно не отпустит граждан на свободу. За сим  последовали
годы репрессий. Те, кто завидовал нашей свободе, сумели уничтожить  большую
часть экземпляров книг Марка. Многие вольнодумцы  не  выдержали  гонений  и
отреклись от своей веры. Самые стойкие бежали сюда, на Чоджеки, и разорвали
связи с родными мирами, чтобы построить общество, где ИМ  -  индивидуальный
мютюэлизм - будет нормой жизни; где мир и счастье воцарятся навеки.
     - Или, по крайней мере, до вторжения армии Невенкебла, - мрачно сказал
я.
     Стирнер засмеялся.
     - Не горюйте, мой друг, ведь мы же не горюем. Нас, конечно,  ошеломило
вторжение, да и как иначе - ведь мы столетия не знали  войн.  Но  мы  свято
веруем в ИМ, и вера дает нам смелость и мужество. Мы с честью выдержим  это
испытание. Кто знает, возможно, нам удастся отблагодарить великого Учителя,
распространив веру на другие, менее счастливые планеты.
     - Я бы не спешил это делать.  На  других  планетах  много  негодников,
которые скорее сожрут вас заживо, чем уверуют в ИМ. Сначала надо избавиться
от вояк, севших вам на шею. У вас не найдется обезболивающего? -  обратился
я  к  хозяевам,  -  не  хочется  вас  затруднять,  но  меня   били   ногами
профессионалы.
     Сказав это, я закрыл глаза, чтобы  минуту  отдохнуть.  Это  помогло  -
открыв их, я почувствовал себя превосходно. Но  за  окнами  почему-то  было
темно. Надо мной стоял незнакомец со шприцем в руке.
     - Ты отключился, - пояснил Мортон. - Все  перепугались  и  послали  за
доктором Лумом.
     - Небольшое сотрясение мозга, - констатировал врач. -  Два  треснувших
ребра. Я ввел вам обезболивающее и стимулятор, поскольку нынче  ночью,  как
мне сказали, вам предстоит путешествие.
Copyright © 2010 sflib.ru