Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Если получится, научим остальных. Сегодня же
я пойду в одну из харчевен, или  как  они  здесь  называются...  подсяду  к
какому-нибудь солдату и заведу с ним дружескую беседу. Вы, Стирнер,  будете
сидеть за свободным  столиком  или  неподалеку  от  свободного  столика.  Я
пересажу солдата поближе к вам, чтобы вы могли слышать наш разговор.  Шарла
тоже будет с вами - она сыграет роль вашей дочери.
     - А мне что делать? - спросил Мортон. - Ты говорил, что на этот раз  я
понадоблюсь.
     - А как же! Тебе поручается важная работа - записывать на пленку  нашу
беседу. Магнитофон  не  показывай,  микрофон  держи  поближе  к  говорящим.
Сможешь?
     - Смогу!
     Дождавшись темноты, мы вышли на улицу. Впереди шагали  добровольцы  из
незнакомых нам горожан, проверяя, нет ли на пути застав или  патрулей.  Как
только таковые обнаруживались, нам давали знать, и мы поспешно сворачивали.
Прогулка оказалась довольно приятной, хотя нам и  пришлось  попетлять.  Был
ранний вечер, но, тем не менее, вывески над дверьми больших  увеселительных
заведений не горели. Стирнер вел нас в "Толстый фермер" - свою  излюбленную
харчевню. Там сидело несколько человек, но среди них - ни одного военного.
     - Ты говорил, что солдатам даны увольнительные и что они  наведываются
сюда. Что-то я их не вижу.
     - Видимо, они перестали сюда заходить, потому что их не обслуживают.
     - А почему их не обслуживают?
     - Потому, что они не платят.
     - Похоже на правду. Но раз они захватчики, почему бы  не  потребовать,
чтобы их обслужили?
     - Стоит им потребовать, как все расходятся, а харчевня закрывается.
     - Ясно. Ладно, все по местам. Пойду погляжу, нет ли кого на улице.
     Стоя на тротуаре с незажженной сигарой в руке, я чувствовал себя  едва
ли не сутенером. К счастью, никто из прохожих не обращал на меня  внимания.
Вскоре в поле моего зрения попали две невоенные  фигуры  в  военной  форме.
Руки в карманах, кепи под неуставным углом - стыд и позор!  Они  подошли  к
"Толстому фермеру" и с тоской уставились в окно.  Я  приблизился  к  ним  с
сигарой в руке.
     - Ребята, огоньку не найдется?
     Оба подпрыгнули, как ужаленные, и разом повернулись ко мне.
     - Ты говоришь по-нашему? - воскликнул один из них.
     - Да. Я горжусь своими лингвистическими способностями. Если помните, я
спрашивал насчет огоньку.
     - Я не курю.
     - И правильно делаете, табак - яд. Но, может быть,  у  кого-нибудь  из
вас найдется зажигалка?
     Солдаты отрицательно покачали головами, мрачно глядя на меня. Я поднял
палец с таким видом, будто меня осенила спасительная идея.
     - Вот что мы сделаем: зайдем в это милое  заведение,  и  я  попрошу  у
кого-нибудь прикурить. А потом мы с вами потолкуем за  кружкой  пива,  и  я
попрактикуюсь в вашем языке. Не возражаете?
     - Не выйдет. Как только мы закажем пива,  харчевня  закроется,  и  все
разойдутся.
     - Это потому, что у вас нет вирров, местных  денег,  нашего  всеобщего
эквивалента. Зато у меня вирров куры не клюют. Идем, я угощаю.
     Солдаты живо исчезли за дверью. Когда я вошел, они уже приплясывали от
нетерпения возле стойки.
     - Три  кружки  пива,  -  заказал  я,  бросая  пластмассовый  вирр-диск
Стирнера в прорезь на поверхности стойки. - Большие.
     Пока робот-бармен, сверкающий хромом и медью, с крышечками от  бутылок
вместо  глаз,  нес  пиво,  я  получил  обратно  диск,  служивший  кредитной
карточкой.
     - Выпьем за армию, ребята! - торжественно сказал я, поднимая кружку. -
Надеюсь, вы довольны карьерой, которую выбрали?
     - Выбрали? Как бы не так  -  нас  мобилизовали!  Насильно  затащили  в
армию. Мы прятались, ловчили, да  все  без  толку,  -  заныли  они,  осушив
кружки. - Что в ней хорошего,  в  армии?  Муштра,  издевательство,  вонючие
начальники... Такую профессию разве выбирают добровольно?
     - Разумеется, нет! Но кормят-то вас, надеюсь, сносно?
     Я с  наслаждением  выслушал  вопли  возмущения  и  проклятия  в  адрес
самоприготовляющейся колбасы и заказал еще пива. Когда солдаты утопили носы
в пене, я предложил:
     - Я знаю, у вас только что был обед, но уж очень уютно  смотрятся  три
свободных стула за столиком, где сидят пожилой джентльмен и  милая  птичка.
Copyright © 2010 sflib.ru