Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
  А  теперь  -  в  студию
видеозаписи.
     В здании, где находилась студия, нас уже ждали. Я протянул  одному  из
техников кассету со звукозаписью.
     - Нужно несколько сот копий.
     - Сделаем за час, - кассету выдернули из моей  руки.  Я  повернулся  к
переполненным энтузиазмом работникам студии.
     - Директор?
     Вперед вышел статный рыжеволосый человек.
     - К вашим услугам. Юпитеры, колонки, камеры - все готово.
     - Замечательно. Как только  мой  помощник  наденет  мундир,  начинайте
съемку. Где здесь можно переодеться?
     Вытащив мундир из корзины,  Мортон  держал  его  двумя  пальцами,  как
дохлую крысу.
     - Даже смотреть на него противно, - сказал он.  -  Как  представлю  на
себе эту гадость...
     - Мортон, заткнись, - перебил я, - ты теперь актер, будешь сниматься в
роди солдата. Потом снимешь форму  уже  навсегда.  Можешь  сжечь  ее,  если
хочешь.
     Он неохотно сел и сунул ноги в штанины. Что-то  выпало  из  кармана  и
звякнуло об пол. Личный номер рядового Пайка 0765. Пока я подбрасывал  диск
на ладони, в мозгу зашевелилась мысль... Но меня отвлек вопль отчаяния:
     - Не надо! Когда у тебя вот так блестят глаза, это означает,  что  нам
предстоит лезть тигру в пасть. Чур, на этот раз - без меня!
     Я похлопал его по плечу, поправил галстук.
     - Успокойся. Ты прав, у меня родилась отличная идея. Но ты на сей  раз
не понадобишься. Пошли сниматься, а потом я расскажу, что придумал.
     Я поставил  Мортона  на  фоне  стены.  Он  выглядел  так,  будто  ждал
расстрела, но искать более подходящую декорацию не было времени.
     - Снимайте  его  в  полный  рост,-  сказал  я  директору.-  Дайте  мне
микрофон. Когда будете готовы, скажите.
     Мортон заморгал, приколотый  к  стене  лучами.  Мне  в  ладонь  сунули
микрофон.
     - Тишина. Звук. Камера. Съемка!
     - Приветствую вас, леди и джентльмены Чоджеки. Перед вами  -  типичный
солдат армии захватчиков  с  инопланетного  острова  Невенкебла.  Вместе  с
видеокассетой вы получите аудиокассету с интервью,  взятым  нами  у  других
солдат. Вы не раз содрогнетесь от ужаса, слушая их жалобы  на  подневольную
службу, а потом - я обещаю! - не удержите слез облегчения, когда они  решат
сбросить  мундиры  и  удалиться  под  сень  деревьев   и   сияющее   солнце
индивидуального мютюэлизма.
     Я шпарил, как по-писаному - даже Стирнер захлопал в ладоши, не  говоря
уже о техниках. Мортон сцепил руки над головой и поклонился.
     - Тихо! - выкрикнул я, и мигом наступила тишина. Я вышел перед камерой
и показал на Мортона: - Вот таким солдатам надо давать пристанище,  леди  и
джентльмены. Но при этом не забывайте убедиться, что на рукавах у  них  нет
знаков различия. Людей с  шевронами  необходимо  остерегаться,  ибо  они  -
порабощенные дьяволы во плоти! Так же не разговаривайте с людьми,  носящими
на плечах металлические украшения. Эти люди - так называемые  офицеры,  они
очень глупы и потому опасны. Надо обходить их стороной, как и  индивидуумов
в красных кепи и с буквами В и П на рукаве. Теперь  вы  знаете,  кого  надо
опасаться, а  к  кому  можно  подходить  смело.  Увидев  бедолагу  в  форме
рядового, улыбнитесь ему и шепните: "Ты  любишь  свежий  воздух?"  Если  он
улыбнется и ответит утвердительно, значит, он наш. Действуйте, и да поможет
вам Марк Четвертый!
     - Готово,- сказал оператор.
     Едва погасли юпитеры, Мортон стащил с себя форму.  -  А  что  за  мура
насчет свежего воздуха? - спросил он у меня.
     - Никакая не мура, дружище, - ответил я,  вытаскивая  из  кармана  его
куртки увольнительную. - Я собираюсь оповестить солдат, что  завтра,  выйдя
за ворота, они могут не возвращаться.
     - Так и знал, что ты затеваешь самоубийство, - пробормотал  Мортон.  -
Ведь для того, чтобы оповестить солдат, надо проникнуть в лагерь.
     - Совершенно верно, - кивнул я.
     - Это самоубийство, - с дрожью в голосе произнес Мортон.
     - Напротив, очень разумный ход. Этой свинье  Зеннору  и  в  голову  не
придет искать меня среди солдат. У меня есть увольнительная на  сегодня.  Я
приду в лагерь пораньше, под тем предлогом, что  в  городе  солдату  делать
нечего.
Copyright © 2010 sflib.ru