Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Побываю  в  уборной,  в  пивной  для  нижних  чинов  -  везде,  где
собираются рядовые, - и потолкую с ребятами. И еще кое-что  сделаю,  о  чем
тебе пока знать ни к чему. Ты за меня не волнуйся.
     "Я сам за себя волнуюсь", - мысленно добавил я.  В  армии  меня  ждала
масса ловушек, и все они были смертельно опасны.
     - Но как ты оттуда выберешься? -  казалось,  голос  Мортона  доносился
издали, с трудом пробиваясь через черную завесу моих дурных предчувствий.
     - Ну, это меня меньше всего беспокоит, - честно ответил я и повернулся
к Стирнеру, который спокойно слушал наш разговор. - Помните, что  делать  с
кассетами?
     -  Мы  в  точности  выполним  ваши  инструкции.  Добровольцы  ждут  не
дождутся, когда им дадут кассеты, чтобы раздать их другим  добровольцам,  а
те тоже сделают все, что от них требуется.
     -  Прекрасно.  Но  с  раздачей  кассет  надо  потерпеть  хотя  бы   до
завтрашнего вечера.  Нужно,  чтобы  побольше  солдат  узнало  пароль.  Если
офицеры сразу заметят неладное, это существенно затруднит нашу работу.  Они
возьмут под наблюдение или вовсе перекроют железную  дорогу.  Поэтому  надо
заранее подготовить другие пути. В общем, позаботьтесь обо всем, пока  меня
не будет. Назначаю вас ответственным за дезертирство.
     - Когда вы рассчитываете вернуться?
     - Как получится. Постараюсь не задерживаться.
     Больше говорить было не о чем. Нахлобучив на голову кепи, я повернулся
к выходу.
     - Удачи,- сказал Мортон мне вслед.
     - Спасибо. - Да, удача мне не помешает.
     Шагая по пустым улочкам, я испытывал острую тоску. А утолить  ее  было
нечем, поскольку вирр-диск я вернул Стирнеру,  а  деньги  на  этой  планете
ничего не стоили. Оставалось брести мимо вывесок, сулящих  недоступные  для
меня удовольствия, и прижиматься носом то к одному, то к другому окну,  как
делали другие неприкаянные в мундирах. У многих не  выдерживали  нервы,  и,
хотя вечер только наступал, они тащились в городской парк, где  был  разбит
лагерь. Я побрел за ними вслед и вскоре оказался под яркими фонарями  возле
колючей проволоки, окружающей  зеленый  парк.  Раньше  он  был  излюбленным
местом отдыха горожан, а теперь на вытоптанной траве стояли серые армейские
палатки. Солдат удобствами не баловали,  но  офицеры  жили  в  сравнительно
комфортабельных  сборных  бараках.  Чтобы  приблизиться  к   воротам,   где
полицейские  проверяли  увольнительные  у  понурых  рядовых,  мне  пришлось
собрать в кулак всю свою волю. И хотя рассудок убеждал меня, что  никто  не
ждет в лагере чужого, все животные инстинкты верещали от ужаса. Разумеется,
все  прошло  без  сучка  и   задоринки.   Крошечные   глазки   полицейского
вытаращились из-под кустистых бровей на увольнительную, а  затем  волосатая
лапа махнула: проходи, мол. Направляясь к палаткам, я позвенел  в  карманах
мелочью, забытой на радостях прежним владельцем мундира. Этих  монеток  как
раз должно было хватить на кружку разбавленного пива в  солдатской  пивной.
Как говорится, лучше что-то, чем ничего.
     Найти  пивную  было  проще  простого  -  из  нее  доносилась   музыка,
напоминающая работу камнедробилки. Вскоре  я  вошел  в  провисшую  палатку,
тускло освещенную лампочками, предназначенными, видимо,  только  для  того,
чтобы приманивать летающих насекомых. За грязными  деревянными  столами  на
скамьях, сколоченных из неструганых  досок,  сидели  рядовые  и  потягивали
дрянное теплое пиво. Я взял кружку и приблизился к одной из компаний.
     - Для меня найдется местечко?
     - Найдется. В заднице.
     - Большое спасибо. Ты всех посылаешь в задницу?
     - Какую задницу?
     - Совсем как горожане.
     Эта  реплика  вызвала  интерес.  Здоровяк,  с  которым  я   беседовал,
сфокусировал на мне мутные глаза. Остальные тоже  обернулись  и  навострили
уши.
     - Ты что, из увольнения? А нас завтра отпустят. Ну как там, расскажи.
     - Паршиво там.  В  пивнушках  не  обслуживают.  А  хватаешь  кружку  -
закрывают заведение и расходятся по домам.
     - Это мы уже слышали. Но тут ничего не поделаешь.
     - Ну, почему же? Можно снять форму, уехать куда-нибудь подальше, ну  и
жить там в свое удовольствие.
Copyright © 2010 sflib.ru