Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
 Вкусно есть, сладко пить, целовать девушек.
     Теперь на меня смотрели по-другому.  Глазищи  -  что  пушечные  жерла;
казалось, вот-вот грянет залп. Над столом повисла мертвая тишина.
     - Что ты сказал? - наконец шепотом спросил здоровяк.
     - Что  слышал.  Идешь  в  ресторан,  садишься  за  столик,  никого  не
задираешь. Если тебя спрашивают: "Вы любите свежий  воздух?"  -  отвечаешь:
"Да, люблю". И все. Тебе дадут штатскую одежду и билет на поезд. Садишься в
вагон и - ту-ту, на другой конец страны. Туда, где тебя вовек не найдут.
     - А не заливаешь?
     - А зачем? Да вы и сами можете убедиться. Кто мешает? Что бы с вами ни
случилось, хуже, чем в армии, не будет.
     Этот железный довод подействовал не только на здоровяка.
     - А ты-то почему вернулся?
     - Хороший вопрос, - я сунул ему  под  нос  увольнительную.  -  Видишь,
действительно до полуночи. Я  вернулся  за  письмами  от  мамочки.  Ну,  до
встречи в раю, если захочешь туда попасть.
     Я вышел из пивной и направился в сортир, где играла в  орлянку  другая
компания. Поймав подброшенную кем-то монету, я воспользовался этим поводом,
чтобы завести беседу, уронил семена на благодатную  почву  и  удалился,  не
сомневаясь, что "сортирный телеграф" не подведет. Зная эту публику,  я  был
уверен, что завтра никто не вернется  из  увольнения.  Любопытно,  как  это
воспримет генерал Зеннор? Прежде всего,  решил  я,  надо  вырасти  в  чине.
Прозябать в рядовых - нет уж, увольте. - Я уже побывал офицером и ни на что
другое не согласен! С этими мыслями я направился  прямо  в  гнездышко  этих
распрекрасных птичек - офицерский клуб. Найти  его  было  не  труднее,  чем
пивную, благодаря пьяным, которые тащились в  противоположном  направлении.
Армия есть армия: чем выше твой ранг, тем крепче твоя выпивка. Миновав двух
майоров, цепляющихся друг за друга, полковника, блюющего на живую изгородь,
и неподвижно лежащего в канаве капитана, я увидел впереди клуб. И спрятался
в кустах, чтобы  понаблюдать  за  входом.  Из  клуба  то  и  дело  выходили
подгулявшие офицеры. У меня сложилось  впечатление,  что  командный  состав
армии завоевателей пьян  поголовно.  Я  сидел  в  кустах,  поджидая,  когда
появится настоящая жертва. Наконец она появилась  и,  шатаясь,  побрела  ко
мне. Она, моя жертва, противно орала, ошибочно полагая,  что  поет.  Вскоре
она остановилась под фонарем неподалеку от меня, и я смог разглядеть ее как
следует.
     Капитан. Рост, телосложение - почти  как  у  меня.  На  груди  -  уйма
фальшивых медалей и прочих  побрякушек.  Как  раз  то,  что  нужно.  Сейчас
подойду  сзади,  возьму  за  шею,  нажму  пальцем  куда   надо   и   оттащу
бесчувственное тело в кусты. Плевое дело. Капитан умолк и пошел  дальше.  Я
крался за ним, как призрак. Наконец подскочил,  привычно  схватил  за  шею,
нажал на сонную артерию... и, перелетев через голову, с треском  рухнул  на
живую изгородь.
     - Что? Бунтовать? - прорычал капитан, заметно протрезвев и приближаясь
ко мне на полусогнутых ногах.
     Я с трудом поднялся, сделал  обманный  выпад  левой  рукой  и  рубанул
сверху правой. Он подставил бок и попытался пнуть меня ногой в живот.
     - Захотел убить офицера? Понимаю и не упрекаю. А мне  всегда  хотелось
прикончить рядового. Вот и случай подвернулся.
     Он наступал, а я  пятился.  "Медальки-то,  оказывается,  настоящие!  -
мелькнула  мысль.  -  Подумать  только,  в  армии  Зеннора  есть  настоящие
офицеры!"
     - Смерть офицерам! - заорал я и выбросил ногу, целясь ему  в  челюсть.
Попасть - не попал, зато по инерции развернулся. Воспользовавшись  этим,  я
бросился бежать. Осторожность, как говорится,  не  порок.  Смелость  города
берет, но города мне были ни к чему. Мне хотелось жить.
     Рыбкой перемахнув через изгородь, я вскочил на  ноги  и  услышал,  как
капитан с ревом ломится сквозь кусты. Впереди стояли палатки,  к  ним  я  и
направился. Перепрыгнул через растяжку, проскочил под другой. Топот  позади
стих, зато раздался громкий вопль и звук падения  -  капитан  споткнулся  о
растяжку. Отлично, я выиграл несколько  ярдов.  Стрелой  промчавшись  между
палатками, я выбежал на дорогу.
Copyright © 2010 sflib.ru