Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
  А
если  я  пойду  к  генералу,  он  успокоится.  Решительно   отворив   дверь
капитанской каюты, я шагнул внутрь. Офицеры совещались у карты, висящей  на
противоположной стене. Зеннор стоял спиной ко мне. Я повернулся  направо  и
увидел книжные полки. Не медля, подлетел к ним, провел пальцем по  корешкам
книг. Прочитать их названия  я  не  мог,  так  как  глаза  заливало  потом.
Пришлось вытащить книгу наугад. Я направился  к  выходу,  скосив  глаза  на
офицеров. Никто не обратил на меня внимания. Я замедлил шаг, напрягая слух,
но ничего не разобрал, кроме "задницы" - словечка,  без  которого  в  армии
Зеннора не обходится ни одна беседа. Когда я вышел в коридор, лейтенант уже
скрылся за поворотом. Я потихоньку двинулся к выходу, ожидая,  что  вот-вот
включится сирена тревоги. Спустился на нижнюю палубу, миновал шлюз и  сошел
по трапу в гостеприимную тьму. Услышав мои шаги, часовой резко обернулся, и
мое сердце опять подпрыгнуло. Кинув руку  к  козырьку,  я  пошел  прочь  от
застывшего с оружием в руках часового, ожидая выстрела в спину.  Но  он  не
выстрелил. Я пересек поле и углубился в тени деревьев. Потом остановился  и
прислонился к одному из стволов. И вздохнул  так,  как  никогда  прежде  не
вздыхал. Подняв руки, чтобы вытереть пот со лба, я обнаружил, что  все  еще
держу книгу. Книгу? Какую книгу?  А,  ту  самую,  которую  украл  из  каюты
капитана часов эдак  четыреста  двадцать  назад.  Повернув  ее  обложкой  к
далекому   фонарю,   я   разобрал:   "Ветеринарная   практика   в    частях
робокавалерии".
     Книга выпала из ослабевших пальцев, и я медленно сполз на землю.
     Я отдыхал в темноте, стараясь думать  не  о  ветеринарной  практике  в
частях  робокавалерии,  а  о  том,  почему  дверь  в  радиорубку  оказалась
опечатанной. Может быть, это сделали для того, чтобы не пустить туда  меня?
Как бы высоко я себя ни ценил, эта версия выглядела сомнительной.  Едва  ли
Зеннор и прочие дрожат от страха,  вспоминая  Джима  ди  Гриза.  Достаточно
вспомнить капитана, которого я совсем недавно пытался раздеть. Нет,  Зеннор
опечатал радиорубку по  другой  причине.  По  какой?  Попробуем  рассуждать
логически. На корабле, где я побывал, рубка заперта наглухо, значит,  и  на
других кораблях то же  самое.  Какой  смысл  запирать  только  одну  рубку?
Никакого. Но зачем вообще это делать? Разумеется, чтобы не было радиосвязи.
Между кем и кем? Между командованием  армии  и  частями?  Чепуха,  ни  одна
современная армия без радиосвязи не обходится.  Между  кораблями?  Но  ведь
флот уже на Чоджеки.  Остается  только  межпланетная  связь.  Ну,  конечно!
Помнится, флот стартовал тайно и в дикой спешке. Зеннор понимал, что за ним
следит Лига, понимал, что его смогут остановить только в том  случае,  если
будут знать, куда он направляется. Так что полет на Чоджеки - это,  образно
говоря, шар, запущенный через  Галактику.  Рискованная  игра.  Впрочем,  не
очень рискованная, поскольку генералы имеют дело с безоружным  противником.
Зеннор знал, что у флота Лиги есть шпионы - вспомним рыскавшие  по  острову
пеленгаторы. Он убежден, что я - шпион Лиги, и допускает, что в  его  армии
могут быть и другие агенты. Поэтому он решил соблюдать радиомолчание до тех
пор, пока не добьется своего, пока не наступит время, когда Лига уже  ничем
не сможет ему помешать... Неплохо для Зеннора... и очень плохо для меня.  Я
отправил просьбу о помощи, и сейчас  она  еле-еле  плетется  в  межзвездном
пространстве со скоростью света. Лучше забыть об этом, а также расстаться с
мечтами о сверхсветовой связи. Надо смотреть на вещи трезво. Возможно,  мне
до  конца  дней  своих  суждено  жить  на  этой   планете.   Поэтому   надо
позаботиться, чтобы Зеннор и  его  головорезы  не  дышали  мне  в  затылок.
Придется отобрать у Зеннора армию. Когда все солдаты разбегутся по планете,
можно будет сделать следующий шаг. Какой - я пока не придумал, но  придумаю
обязательно.  Может  быть,  открою  свободную  продажу  спиртных   напитков
офицерам и сержантам. Судя по  тому,  что  я  сегодня  видел,  они  за  год
сопьются и вымрут от цирроза. Я зевнул и обнаружил, что почти заснул.
Copyright © 2010 sflib.ru