Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
     - Не смей спать! - прикрикнул я на себя, вскакивая на ноги. - Если  ты
заснешь, то запросто можешь проснуться на том свете. За работу! Надо срочно
уносить отсюда ноги, поскольку больше тебе здесь делать  нечего.  Назад,  к
теплу, свету и обществу дам, прочь от этих  противных  холостяков,  которые
сквернословят, пьянствуют и играют в азартные игры.
     И  все-таки  я  здорово  вымотался.  Чем  идти  пешком,  лучше   найти
какое-нибудь транспортное средство. Может, возле офицерских домов  найдется
что-нибудь подходящее? Ведь  офицеры  редко  ходят  пешком.  Действительно,
возле ДОСа стояли мотоциклы и штабные автомобили. А  чуть  дальше  высилась
тень командирской машины. Знакомая штучка. Я  забрался  на  сиденье.  Ясно,
почему вокруг нет часовых - из замков вынуты ключи зажигания. Я  улыбнулся.
Если напрямую соединить провода, мотор заработает не хуже, чем от  поворота
ключа. Вскоре я с удовлетворением услышал шум двигателя. Ну, а теперь смело
включаем фары, полный вперед! А куда "вперед"? Естественно,  не  в  ворота.
Днем через них можно проскочить с колонной,  но  сейчас  они  наверняка  на
запоре, и от меня потребуют пропуск.  Можно,  конечно,  соврать  что-нибудь
насчет ночных маневров, но вдруг не поверят? Я медленно проехал вдоль ворот
и двинулся дальше мимо колючей  проволоки.  Выбрав  участок  изгороди,  где
поблизости не  было  патрулей,  я  остановил  машину,  вылез  и  подошел  к
"колючке". Десятифутовая проволочная изгородь.  Если  наехать  на  нее,  то
наверняка сработает сигнализация, но  я  не  заметил  уходящих  куда-нибудь
проводков или взрыхленной земли, что указывало бы на  мины.  Неважно,  если
поднимется тревога. Пока сюда доберутся  эти  увальни-полицейские,  я  буду
далеко. Я завел машину, поставил на самую малую скорость и  нажал  на  газ.
Проволока с треском лопнула. Засверкали искры - так и  знал,  что  она  под
током, хорошо, что командирская машина надежно защищена. А теперь -  полный
ход, - по безлюдным улицам вылетаем на  площадь,  огибаем  огромную  статую
Марка Четвертого и  выруливаем  на  широкий  проспект,  по  которому  мы  с
Мортоном шли, когда сбежали от Зеннора. Впереди - река и мосты,  а  на  той
стороне - жилые кварталы. Машина прогромыхала по мосту. Никто  за  мной  не
гнался. Вот и замечательно. Я проехал вдоль набережной,  сбросил  скорость,
направил машину под углом к реке и выпрыгнул. Разбив  в  щепки  скамейку  -
жаль, конечно, - машина красиво спикировала в воду. Плеск,  бульканье  -  и
тишина. Глубина в этом месте была порядочная. Вдали выла сирена.  Я  шустро
пересек парк и вышел на улицу. Я устал, но надо  было  подальше  отойти  от
реки, - на берегу остались следы гусениц, днем их  будет  хорошо  видно.  Я
брел наугад, часто сворачивая, и вскоре заблудился.
     - Хорошего понемножку, Джим, - пробормотал я, приваливаясь к  стене  и
чувствуя, что вот-вот упаду в  обморок.  Собравшись  с  силами,  я  отворил
ворота, поднялся на крыльцо и постучал  в  дверь.  Пришлось  постучать  два
раза, прежде чем за дверью послышался шорох и в окнах вспыхнул свет
     - Кто там? - послышался мужской голос,  и  дверь  отворилась  настежь.
Прожив на Чоджеки несколько дней и слегка привыкнув к обычаям  туземцев,  я
все же сомневался, что так следует встречать незваных ночных гостей.
     - Джим ди Гриз, усталый инопланетник.
     Из дверного проема высунулась седая  борода  дряхлого  старикашки.  Он
моргал, глядя на меня.
     - Неужели! О, какое счастье для старого Кзолгосца!  Входи  же  скорей,
славный инопланетник, мой дом - твой дом. Чем я могу помочь тебе?
     - Спасибо, спасибо. Для начала  погасите  свет,  а  то  вдруг  патруль
заметит. А потом дайте мне поспать, я с ног валюсь от усталости.
     - Все, что пожелаете! - Он погасил свет. - Идите сюда, в комнату  моей
дочери, она уже замужем и живет на ферме. Сорок гусей и  семнадцать  коров.
Сейчас зашторим окна, и можно будет включить свет...
     Старый  Кзолгосц  был  исключительно  гостеприимным,  хотя   и   очень
болтливым. В комнате на кровати лежало штук двадцать кукол.
     - Умойся, друг мой Джим, а я пока приготовлю чудесный горячий напиток.
Copyright © 2010 sflib.ru