Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
     - Хотел бы я пойти с тобой, - сказал он.
     - И я, - подхватила Ниби. - Наверное, потолковать  с  Марком  было  бы
просто здорово. Но идти к нему непрошеными нам нельзя.
     - Как туда войти?
     Стирнер показал на маленькую бронзовую дверцу в пьедестале.
     - Сюда.
     - А ключ?
     Стирнер и Ниби в изумлении уставились на меня.
     - Какой еще ключ? Не заперто!
     - А, ну конечно, - пробормотал я. Подумать только! Сотни  лет,  тысячи
лет эта дверь открыта, и никто не удосужился войти.
     Я толкнул ее, и она тихонько заскрипела. За ней  показалась  лестница,
ведущая вниз. Пыльные ступеньки привели меня в тускло освещенную комнатку с
обитой золотом дверью в стене.
     На двери красовалась надпись: "ПОЖАЛУЙСТА, ВЫТИРАЙТЕ НОГИ". Над ней  -
бессмертные слова, выложенные бриллиантами: "Я СУЩЕСТВУЮ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО,  Я
МЫСЛЮ".
     Под дверью лежал коврик. Я вытер ноги, глубоко вздохнул  и  взялся  за
ручку, изготовленную из цельного рубина. Дверь бесшумно отворилась (похоже,
петли были недавно смазаны), и я вошел в просторное светлое помещение.  Там
было сухо, гудел кондиционер.  Посреди  комнаты  стоял  Марк  Четвертый.  В
точности такой, как на портретах. С  той  лишь  разницей,  что  от  него  к
множеству стоящих поблизости аппаратов шли провода. В одном из аппаратов  я
узнал телекамеру. Встав напротив нее, я отвесил поклон.  Интересно,  поняла
ли разумная машина, что это - жест вежливости? Марк Четвертый молчал, и мне
становилось все неуютней. Я кашлянул.
     - Я полагаю, вы - Марк Четвертый?
     - Разумеется. А кого еще вы ожидали здесь гррк...
     Голос сменился жутким скрежетом. На передней панели отскочила  крышка,
и из отверстия повалил дым. Я разозлился.
     - Отлично! Просто замечательно! Сотни лет этот  электронный  всезнайка
стоит в склепе, храня в ячейках памяти мудрость веков, а стоит мне войти  и
задать один-единственный вопрос, он взрывается и издыхает...
     За спиной у меня загудело, и я отскочил, повернулся и принял  защитную
стойку.
     Но  это  оказался  всего-навсего  робот-ремонтник  на  колесиках.   Он
подъехал к Марку Четвертому и сунул в отверстие клешнеобразный манипулятор.
С хрустом выдрав оттуда  перегоревшую  деталь,  робот  бросил  ее  на  пол,
вставил новую и убрался восвояси.
     - Нет, - глубоким звучным голосом  ответил  Марк  Четвертый.  -  Я  не
взорвался и не издох. Это случилось с блоком  имитации  голоса.  Я  слишком
давно им не пользовался. Ты - инопланетник Джим ди Гриз.
     - Совершенно верно, Марк. Для машины, давным-давно  не  вылезавшей  из
склепа, ты неплохо осведомлен.
     - А зачем мне вылезать, Джим?  Я  же  компьютер.  Какая  разница,  где
расположен мой главный процессор?
     -  Правильно,  я  об  этом  как-то  не  подумал.  -  Я  уступил  место
роботу-уборщику, подобравшему с пола негодную деталь. - Ладно,  Марк.  Если
ты знаешь, кто я такой, то тебе, наверное, известно, что творится в городе.
     - Знаю, знаю.
     - Ты  смотрел  выступление  Зеннора  по  телевизору,  ты  знаешь,  что
происходит. Этот кровожадный дебил  собирается  расстрелять  завтра  поутру
десять твоих приверженцев. Что ты намерен предпринять?
     - Ничего.
     - Ничего? - Придя в бешенство, я ударил ногой по панели.  -  Ты...  Ты
придумал  индивидуальный  мютюэлизм!  Ты  распространил  свое   учение   по
Галактике! Ты привел сюда верующих - и  теперь,  когда  им  грозит  гибель,
решил остаться в стороне?
     - Пошел ты в задницу, Джим, - добродушно сказал он.  -  Я  опубликовал
политико-философский трактат. Только и всего. Люди его прочли, вдохновились
и прилетели сюда, захватив меня с  собой.  Так  что  остынь,  детка,  и  не
позволяй эмоциям возобладать над логикой.
     Я  снова  уступил  место  роботу-уборщику.   Приблизившись   к   Марку
Четвертому, он мокрой тряпкой стер с панели отметину от моего ботинка.
     - Послушай, завтра на этой самой площади  погибнут  люди.  Неужели  ты
ничем им не поможешь?
     - А чем я могу помочь? Советом? Так любой совет  можно  найти  в  моих
книгах. Люди ровно столько знают об индивидуальном мютюэлизме, сколько и я.
     - И ты будешь равнодушно смотреть, как их убивают?
     - Люди и раньше умирали за убеждения.
Copyright © 2010 sflib.ru