Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали призвана в армию
  Военные  не
покидают базы и здания муниципалитета. Ну, расскажи, о  чем  ты  говорил  с
Марком Четвертым?
     Стирнер и Ниби даже дрожали от возбуждения.
     - Да, собственно, о пустяках. Но  Марк  оказался  очень  гостеприимен.
Кстати, у него там припасено два-три ящика отменнейшего вина...
     - Я верю всему, что говорят о Марке Четвертом,  -  сказал  Стирнер,  и
Ниби кивнула. - Но мне жаль, что он не помог тебе решить проблему казней.
     Я часто заморгал.
     - Откуда ты знаешь? Я ничего подобного не говорил.
     - А зачем  говорить?  Марк  Четвертый  прекрасно  знает,  что  с  этой
проблемой мы должны справиться сами. И мы  с  ней  справимся.  Решение  уже
принято.  Завтра  на  место  казни  соберется  весь  город.   Мы   заслоним
приговоренных собой.
     - Благородно, но бессмысленно. Вас попросту перестреляют.
     - Тогда наше место займут другие. Рано или поздно у  военных  кончатся
заряды, и они поймут, что убийствами ничего не добьешься. Я уверен, что они
не такие изверги, как их предводитель.
     -  Я  бы  не  очень-то  на  это  рассчитывал.  Впрочем,  у  меня  есть
альтернативная идея. С помощью Марка я организовал сбор всех находящихся  в
городе дезертиров. Если вы окажете любезность и проведете меня в спортивный
центр, у вас будет возможность ознакомиться  с  моим  планом.  Надеюсь,  он
покажется вам более разумным, чем ваш.
     Мы неторопливо прогулялись до спортивного  центра.  Идти  по  вечерним
улицам города было одно удовольствие - впервые я не опасался, что столкнусь
с захватчиками. Нам встречались только группы  горожан,  идущих  в  том  же
направлении, что и мы, сопровождая вооруженных дезертиров.  Те  ухмылялись,
не скрывая радости, что  вырвались  из  армии.  Глядя  на  них,  я  начинал
волноваться, согласятся ли они пожертвовать своей едва обретенной свободой?
Но у меня был только один способ выяснить это. Спортивный центр представлял
собой стадион под куполом. На нижних рядах кресел  разместились  дезертиры,
на верхних - заинтересованные гражданские зрители.
     Я подождал, пока все усядутся и угомонятся, и взял микрофон.
     - Уважаемые бывшие военнослужащие, друзья мои! Многие из вас  меня  не
знают...
     - Все тебя знают, Джим! - крикнул кто-то. - Ты  -  тот  самый  парень,
который едва не придушил генерала.
     - В следующий раз будь удачливей!
     Улыбнувшись, я подождал, пока утихнет шум.
     - Спасибо, друзья, я рад, что вы одобрили мой  поступок.  Наш  любимый
генерал,  эта  задница  Зеннор,  затеял   поутру   расстрелять   нескольких
безоружных граждан. Тех самых людей, которые помогали вам и вашим товарищам
бежать, которые протянули вам руку дружбы и дали вам приют. Теперь  -  ваша
очередь помочь, и я скажу, как мы это сделаем. Мы  нацелим  это  оружие,  с
которым нас научили обращаться, на Зеннора и  его  подручных,  и  пообещаем
стереть их  в  порошок,  если  они  посмеют  тронуть  мирных  жителей.  Это
рискованный шаг, и нам его не простят. Но что-то ведь надо делать!
     Ребята  пошумели,  поспорили,  но,   в   конце   концов,   большинство
проголосовало  "за".  Меньшинство,  не  сочтя  возможным   с   достоинством
удалиться, вынуждено было уступить.  Горожане  развели  нас  переулками  по
домам, выходящим окнами на площадь, и мы уснули в обнимку с оружием.  Я  не
сомневался,  что  многие  дезертиры  ночью  разбегутся,  но  надеялся,  что
оставшихся хватит, чтобы оказать мне мощную огневую поддержку.
     В  первых  лучах  зари  я  разглядел  на  площади  движущиеся  фигуры.
Отодвинув в сторону плюшевого  мишку,  я  смотрел  вниз  из  окна  магазина
игрушек,  который  служил  мне  укрытием.  На  площади  собирались  войска.
Привезли на грузовике и десяток заложников, связанных и в наручниках. Когда
стало светлей, я увидел, что на площади нет рядовых.  Ну,  конечно,  Зеннор
больше не доверит рядовым грязную работу. Наверняка они сидят взаперти  под
надежной охраной. Зеннор  вышел  из  здания  муниципалитета  и  остановился
посреди площади. И в тот  же  миг  до  меня  донеслось  рычание  моторов  и
лязганье гусениц. На  площадь  выехали  тяжелые  самоходные  артиллерийские
установки.
Copyright © 2010 sflib.ru