Гарри Гаррисон. Крыса из нержавеющей стали спасает мир
  Я попытался прорваться  к двери, но этот  номер не
прошел, а  потом на  мою голову обрушилась дубинка и  вышибла из нее остатки
соображения.
     После  этого все  стало  похоже на  драку  под  водой.  Я  повалил  еще
нескольких,  однако делал это уже без души.  Меня  схватили за руки  и стали
тащить из  комнаты. Я немного подергался  и славно  отругал  их на полдюжине
наречий, но все, конечно, без толку.  Они проволокли меня из комнаты дальше,
в  ожидавший лифт. Кто-то  поднял газовый баллончик,  и,  как я ни  старался
отвернуть голову, струя газа попала мне прямо в лицо.
     Никакого действия я не почувствовал, зато разозлился еще больше и  стал
лягаться,  щелкать зубами и вовсю ругаться. Люди  в масках что-то мямлили --
ругались, должно быть, и это взбесило меня еще  пуще. К  тому времени, когда
мы  добрались  до  места  назначения,  я  был готов убивать,  что  в обычном
состоянии  для  меня  делать довольно затруднительно, и  убивал бы, не  будь
накрепко привязан к какому-то  хитрому  электрическому стулу с  электродами,
прикрепленными к запястьям и лодыжкам.
     -- Хоть расскажете потом, собаки, что Джим ди Гриз умер как мужчина! --
проорал я.  На голову  мне опустился металлический шлем, и, перед тем как он
закрыл мне лицо, я ухитрился выкрикнуть:
     -- В задницу ваш Специальный Корпус. И в задницу вашу...
     Опустилась  темнота, и я  понял,  что дожил до разрушения  сознания,  а
может, и до электрического стула.
     Но  ничего не произошло, шлем снова поднялся, и один из моих пленителей
снова пустил мне  в лицо струю  газа. Я  почувствовал, как моя злоба исчезла
так же быстро, как и появилась. Тут я увидел, что они освобождают мне руки и
ноги.  И  еще,  в  это время большинство из них уже  сняло маски, и я  узнал
техников и ученых Корпуса, которые обычно околачивались в этой лаборатории.
     -- Скажите мне кто-нибудь, какого черта вы все это затеяли?
     --  Дайте  мне сначала  закончить,  -- сказал  один из  присутствующих,
седовласый  мужчина  с  кривыми  зубами,  похожими  на  старые   пожелтевшие
надгробные камни, зажатые между  губ. Он повесил мне на плечо один из ранцев
и вытянул из него  кусок провода. На  его конце  был небольшой диск, человек
коснулся им моего затылка, и провод пристал.
     -- Ведь вы -- профессор Койцу, верно?
     -- Да. -- Зубы задвигались вверх и вниз, как клавиши пианино.
     -- Скажите, пожалуйста, уместно ли будет, если я попрошу объяснений?
     --  Конечно.  В  данных  обстоятельствах это будет естественно.  Ужасно
неприятно, что нам пришлось обойтись с вами так  грубо. Это был единственный
выход захватить  вас врасплох  и  как следует  разозлить. В ярости  рассудок
замкнут сам на себя и может  сам себя поддерживать. Если бы мы  пытались вас
уговорить, объяснить, что к чему, то провалили бы все дело. Пришлось  просто
напасть. Мы дали вам  газ ярости и  сами  им надышались. Больше нечего  было
делать... черт возьми, пришла очередь Магистра!  Это все сильнее чувствуется
даже здесь. -- Один из белохалатников вдруг  задрожал, сделался прозрачным и
исчез.
     -- С Инскином вышла та же история? -- спросил я.
     -- Конечно, он -- в первую очередь.
     -- Почему? -- спросил  я,  тепло улыбнувшись и решив, что это, пожалуй,
самый идиотский разговор в моей жизни.
     -- Они борются против Корпуса. Начинают с руководителей.
     --Кто?
     -- Не знаю.
     Я услышал, как заскрипели мои зубы, но внешне сохранил спокойствие.
     -- Будьте добры  объяснить более подробно или найдите  кого-нибудь, кто
сможет рассказать эту историю лучше вас.
     -- Виноват. Прошу прощения.
     Он  промокнул  платком  бусинки  пота на лбу, а  кончиком языка облизал
сухие губы.
     -- Эта история началась слишком быстро, знаете ли, -- экстренные меры и
все такое. Кто-то, когда-то, где-то пытался изменить время. Естественно, они
должны  выбрать  своим первым объектом Специальный  Корпус,  какие бы другие
планы  они  при  этом  ни  вынашивали.  Так  как  наш  Корпус является самой
эффективной   и   широко   разветвленной   наднациональной   и  межпланетной
организацией по охране законности  в истории  Галактики, то мы, естественно,
-- главное препятствие на их  пути.
Copyright © 2010 sflib.ru