Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
..
     - Я и не знал о ней, пока ты мне только что не сообщила.
     - ...и сделаю все, что смогу, чтобы помочь тебе.
     - Ты не сможешь отправиться со  мной  по  очень  важной  и  выпирающей
причине.
     - Я это знаю. Но в душе я все время буду с тобой. Как  ты  собираешься
высадиться на эту планету?
     - Поднимусь на борт своего сверхшустрого корабля-исследователя, быстро
минуя радарный экран, ворвусь в атмосферу и...
     - И тебя распылят на атомы. Вот, почитай-ка этот рапорт.  Его  написал
уцелевший с последнего корабля, попробовавшего такой подход.
     Я прочел рапорт. Он производил крайне гнетущее впечатление. Я  швырнул
его обратно в кучу других.
     -  Предупреждению  внял.  Похоже,  эта  планета  милитаризирована   до
предела. Держу пари, у них даже домашние животные носят мундиры. Переть вот
так,  напролом,  значит  подходить  к  ним  на  их  собственных   условиях,
конкурировать с ними в области, где они лучше  всего  организованы.  А  вот
против чего они не организованы, так это против маленького обмана, изящного
воровства, гладкого подходца, прикрывающего  хитрую  атаку.  Проскользнуть,
проникнуть, действовать и искоренять.
     - Мне это что-то начинает не нравиться, - нахмурилась моя любовь. - Ты
позаботишься о себе, Джим? Я не думаю, что беспокойство пошло бы мне сейчас
на пользу.
     - Если ты желаешь беспокоиться, то беспокойся о судьбе этой несчастной
планеты, на которую спустили Скользкого Джима: ее завоеваниям конец,  можно
считать, что с ними покончено.
     Я звонко поцеловал ее и вышел; моя голова была высоко  поднята,  плечи
расправлены, и я очень желал хоть на минуту, хоть на одну  десятую  секунды
быть столь уверенным в себе, как разыгрывал. Задание будет очень тяжелым.
     Мое планирование операции было детальным,  приготовления  -  сложными,
расходы - огромными. Я выжимал из Инскиппа  не  один  визгливый  крик  боли
из-за стоимости  этой  затеи  и  должным  образом  эти  крики  игнорировал,
продолжая подготовку. В петле-то предстояло оказаться моей шее, а не его, и
я ограждал все ставки, какие мог, чтобы гарантировать  свое  выживание.  Но
разработка даже самого совершенного  плана  в  конечном  итоге  приходит  к
завершению, последние детали  утрясаются,  отдаются  финальные  команды.  И
барашка ведут на бой. База! И вот я, явившийся нагим в  этот  мир,  сижу  в
баре межсистемного  лайнера  "Кзинеттава";  передо  мной  стоит  стакан  со
спиртным, в пальцах стиснута сигара. Объявление о том,  что  через  час  мы
приземлимся на Клизанде, я слушал нагим -  фигурально  выражаясь,  конечно.
Потребовались сила воли и  крепкая  самодисциплина,  чтобы  заставить  себя
оставить дома все предметы незаконного  характера.  За  всю  свою  жизнь  я
никогда  этого  не  делал.  Никаких  минибомб,  газовых  капсул,  пальцевых
буравчиков, подслушивающих устройств. Ничего.  Нет  даже  отмычки,  которая
всегда была закреплена на ногте большого пальца моей правой ноги. Или...  Я
скрипнул зубами, подумав об этом,  и  посмотрел  по  сторонам.  Сидящие  за
столами с решительным видом налегали на не облагаемое налогами спиртное,  и
никто не смотрел на меня. Вытащив бумажник, я коснулся его верхнего шва.  И
ощутил некоторую жесткость.
     Память - вещь  обоюдоострая:  она  и  открывает  и  затуманивает.  Мое
собственное подсознание боролось против меня. Только  мой  разум  испытывал
какой-то  энтузиазм  относительно  высадки  на  Клизанде   без   каких-либо
незаконных предметов.  Я  сильно  сжал  бумажник  определенным  образом,  и
крошечная, но невероятно прочная отмычка упала на мою ладонь.  Произведение
искусства. Я повосхищался ею, а затем поднял свой стакан в  знак  прощания.
По пути назад в свою каюту я бросил ее в мусоросборник. Она полетит  дальше
вместе с кораблем,  в  то  время  как  я  высажусь  на  этой  исключительно
негостеприимной планете. Все доклады и опросы показывали, что  на  Клизанде
живут самые придирчивые таможенники во всей вселенной. Контрабанду попросту
нельзя было провезти туда. Поэтому я и не пытался. Я был  всего  лишь  тем,
кем я был на вид. Коммивояжером, представителем  фирмы  "Фанциолетто-Мушуар
Лимитед", производящей самое убийственное оружие.
Copyright © 2010 sflib.ru