Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Я  улыбнулся  в
ответ, пристегнул ремни и откинулся на спинку  кресла,  когда  СЗС  швырнул
себя в ночное небо на крейсерской высоте. Большая часть крыльев убралась  в
корпус, а я достал карманную фляжку, отвинтил два стаканчика и сказал:
     - Буду рад предложить вам капельку освежающего, благородный лет-майор,
в знак признательности  за  вашу  долгую  службу  во  благо  славному  делу
Клизанда.
     На этот раз он даже не потрудился чихнуть, а лишь поковырял в зубах не
слишком чистым ногтем, в результате чего извлек кусочек мяса  от  недавнего
обеда. Внимательное изучение добычи, по-видимому, убедило его, что  кусочек
слишком велик, чтобы его выбросить, а потому он с явным удовольствием вновь
проглотил его. Я мог предложить ему лучшее.
     - Нет ничего слишком хорошего для наших парней, несущих службу. Это  -
нарколет.
     Я пригубил напиток и причмокнул. Он в первый  раз  посмотрел  на  меня
прямо, после чего его губы  начали  медленно  раздвигаться,  складываясь  в
нечто отдаленно напоминающее улыбку. Было видно, что это занятие  для  него
непривычно.
     - Я выпью это, - произнес он скрипучим голосом.
     Еще бы! Эта маленькая фляжка спиртного обошлась бы ему в половину  его
месячного   жалования.   Нарколет,   прекраснейший    напиток,    известный
человечеству, производился в малых количествах  из  скудного  ботанического
источника на  маленькой  планете  у  края  галактики.  Утешающий,  чарующий
напиток - тонкий, опьяняющий, вдохновляющий,  возбуждающий,  стимулирующий.
Он был всем, чем был любой другой напиток, плюс еще многим, к тому  же  без
всяких  побочных  эффектов  похмелья.  Лет-майор  взял   предложенный   ему
стаканчик, склонил над ним пещеру своего носа и пригубил.
     - Неплохо, - буркнул он, и я улыбнулся ему, как  если  бы  это  грубое
преуменьшение было самой искренней  похвалой,  а  потом  представился  ему,
назвав себя присвоенным мною именем. Он поразмыслил  над  моими  словами  и
сообразил, что в ответ требуется назвать свое имя.
     - Лет-майор Васко Хулио.
     - Рад познакомиться, сэр! Очень рад! Нельзя ли мне налить вам еще, эти
стаканчики такие маленькие.
     Очень скоро я почти полюбил этого лет-майора. Он был  совершенством  -
законченным, без всяких шишек сомнений или оспин неуверенности.  Точно  так
же, как паук  бывает  идеальным  пауком,  как  летучая  мышь-вампир  бывает
идеальной мышью-вампиром, он был идеальным, раскованным  ублюдком.  К  тому
времени, как наш  самолет  распорол  своим  острым,  словно  бритва,  носом
звуковой барьер, дух его поднялся, а язык начал  заплетаться.  И  анекдоты,
рассказываемые им, стали  более  детальными.  Вот  несколько  образцов  его
речений. Лет-майор о стрельбе:
     - Никогда не  совершай  ошибки,  гоняясь  за  индивидами  или  мелкими
группами - в счет  идет  только  валовый  эффект.  Держась  плана,  поражай
здания, скопления машин и кончай заход. На  втором  заходе  можно  поражать
группы людей, но только крупные. И лучше всего зажигательными бомбами - они
расплескивают огонь и валят больше, чем что-нибудь другое.
     Лет-майор об отдыхе:
     - Нас было только двое, и на двоих дюжина бутылок и ящик  сигар  -  на
пару дней достаточно. Так мы добыли тех трех девок - одну,  понимаешь,  про
запас, просто на всякий случай, и отвезли их...
     Лет-майор об инопланетянах:
     - Скоты, и вы можете  даже  не  пытаться  убедить  меня,  что  с  ними
возможен контакт на равных. Совершенно очевидно,  что  Клизанд  -  источник
разумной жизни во Вселенной. Отсюда исходит цивилизирующее влияние и...
     Было еще  много  подобного  этому,  и  мне  оставалось  только  кивать
головой. Я восхищался. Совершенство, как я уже  сказал.  Но  что  заставило
меня почти запульсировать от радости, так это  информация  о  том,  что  он
только что назначен на базу "Глупость" после  предоставленного  ему  отдыха
для восстановления сил. И это его первый визит на  космическую  базу  после
долгих лет службы на боевых фронтах. Судьба управляла метанием костей.  То,
что я должен был сделать дальше, было опасным и требовало немало риска,  но
предоставившаяся возможность была слишком хороша, чтобы  пренебречь  ею.
Copyright © 2010 sflib.ru