Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
 Я опустил обоих на землю,  снял  с  офицера  летный
комбинезон  и  шлем.  С  некоторым  трудом  я  сумел  натянуть  его  поверх
собственного мундира, затем застегнул шлем, надел темные летные  очки.  Все
это заняло меньше минуты. Я оставил уснувшую пару в объятиях друг  друга  и
направил машину обратно к самолету. Пока все шло хорошо, но ведь  это  была
самая легкая часть. Я нажал на тормоза и остановился на стоянке самолета.
     - Срочно! - заорал я, выпрыгивая из машины и  подбегая  к  лесенке.  -
Отцепите эту штуку! Я должен взлететь!
     Механики только смотрели на меня, разинув рты,  но  даже  не  пытались
сделать что-то с  пуповиной  проводов  и  шлангов,  соединяющей  самолет  с
системой обслуживания. Я развернул ближайшего из них кругом  и  использовал
носок  сапога,  чтобы  двинуть  его  в  правильном  направлении.  Он  четко
отреагировал, и другие тоже поняли. Они принялись  за  работу.  Все,  кроме
поседевшего младкома, рукав которого был покрыт шевронами  и  нашивками,  а
физиономия - подозрением. Он перекатился ближе и осмотрел меня с головы  до
ног.
     - Это личный самолет майора Лонты, сэр. Вы часом не ошиблись?
     - Не так сильно, как ошибаетесь вы, мешая мне. Сколько времени  прошло
с тех пор, как вы были рядовым?
     С минуту он задумчиво смотрел на меня, а затем отвернулся,  не  сказав
больше ни слова. Я направился к самолету. Поднимаясь по лесенке, я  увидел,
что младком занят рацией на машине. Это было ошибкой с  моей  стороны,  мне
следовало бы что-нибудь сделать с этой рацией. Когда я забрался  в  кабину,
он оторвался от рации и заревел:
     - Задержите этого человека! У него нет приказа на этот полет!
     Человек, поддерживающий лесенку, потянулся к моей ноге,  но  я  уперся
ногой ему в грудь и толкнул. Отправив лесенку вслед за  ним,  я  рухнул  на
сиденье. Ситуация быстро развивалась в несимпатичном для меня  направлении.
У меня не было времени, чтобы ознакомиться с управлением: хотя я  и  набрал
массу летных часов, но никогда не летал  на  клизандских  самолетах.  Я  не
только не знал, где  находится  стартер,  но  даже  понятия  не  имел,  как
включить освещение приборной панели. Когда я все-таки включил его,  лесенка
стукнулась о борт самолета. Я ненавидел  старых  подозрительных  младкомов,
становой  хребет  военщины.  Теперь   мне   пришлось   тратить   время   на
расстегивание летного костюма и  ощупывание  карманов  под  ним.  Несколько
гранат  с  усыпляющим  газом  мгновенно  очистили  площадку  от  механиков.
Некоторые лежали без сознания, в то время как другие смеялись до  одурения.
Младком, трусливо оставшийся за пределами досягаемости, снова ухватился  за
рацию. Я поспешно изучал приборы. Вот! Маленькая черная  ручка  с  надписью
"ЗАЖИГАНИЕ".  Когда  я  хлопнул  по  ней,  завыли  и  загрохотали   ожившие
реактивные двигатели. Реактивный снаряд прилетел у меня над  головой  через
открытый фонарь. Ругаясь, я пригнулся.  Двигая  регулятор,  я  увидел,  что
младком стоит на колене, старательно прицеливаясь. Самолет  начал  медленно
двигаться. Его пушка  снова  жахнула,  и  я  ощутил  вибрацию,  когда  пуля
зарылась в сиденье, которое вероятно, было бронировано. Моя первая удача. Я
слегка развернул хвост, так что он оказался наведенным на  этого  паршивца,
что поставило броню между мной и им и выдало ему хороший выброс  реактивной
струи в морду. Самолет брыкнул, содрогнулся  и  снова  двинулся  вперед.  Я
увидел, как порванный шланг для подачи горючего болтается  в  струе  ветра,
изливая свои жизненные соки. Эти идиоты не отсоединили его. Я не знал,  где
на этой набитой датчиками  приборной  панели  находится  указатель  расхода
горючего, да и не хотелось смотреть  на  него.  Логика  говорила  мне,  что
гравитация выпускает кровь машины гораздо медленнее, чем  ее  накачивали  в
баки насосы, но мне сейчас было  не  до  логики.  Мне  представлялось,  как
реактивные двигатели замирают здесь, посреди поля, в то время как вражеские
силы смыкаются вокруг меня. Я чувствовал,  как  кровяное  давление  у  меня
взлетает, словно скоростной лифт. Мой деловитый  маленький  друг,  младком,
явно все еще работал на рации, потому что,  когда  я  свернул  на  взлетную
полосу, то увидел, что несколько грузовиков мчатся, чтобы перегородить  ее,
а на заднем плане рычит  нечто  подозрительно  похожее  на  бронемашину.
Copyright © 2010 sflib.ru