Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Гипнотический  транс  истощался,  и   он   боролся   с   ним.   И
робот-чистильщик помогал ему в этом:  он  уже  убрал  в  номере,  а  теперь
пытался застелить постель вместе с Васко на  ней.  Я  двинул  его  сапогом,
целясь в кнопку "Вернуться позже", и заказал обед на двоих.  Чтобы  отвлечь
подсознание Васко от беспокойства, я сделал ему сильнейшее внушение, что он
прошлялся два дня без еды и что это лучший обед, какой он когда-либо за всю
свою жизнь получал. Он причмокивал, похохатывал и урчал от восторга,  когда
ел, а я лишь ковырял в своей тарелке. В  конце  концов  я  оттолкнул  ее  и
заказал крепкий напиток в надежде  на  то,  что  алкоголь  стимулирует  мои
мысли, и они сложатся в какой-нибудь внятный план. Что мне  делать  с  моим
спутником, который сейчас счастливо запихивал еду в свою  разинутую  пасть?
Его существование являлось постоянной угрозой моему существованию:  в  этом
мире имелось место только для одного Васко Хулио. Убить его?  Это  было  бы
достаточно легко. Расчленить его в ванной, пропустить части тела и  галлоны
крови через  дуговую  печь,  и  от  него  останется  лишь  пригоршня  золы.
Искушение было велико: он, разумеется, убил за свою жизнь достаточно людей,
чтобы это можно было назвать правосудием. Однако хладнокровное  убийство  -
просто не мой стиль. Я убивал в порядке самообороны, не стану отрицать,  но
я все же сохраняю немалое уважение к жизни во всех ее формах. Теперь, когда
мы знаем, что по другую сторону находится только  большое  небо,  концепция
загробной жизни окончательно перекочевала в исторические  романы  вместе  с
другими  концепциями  забытых  религий.  С  исчезновением  рая  и  ада   мы
столкнулись с необходимостью создавать рай или ад прямо  здесь.  Что  ж,  с
нашей  наукой,  метатехникой  и  вспомогательными  дисциплинами  мы  сумели
продвинуться вперед, и жизнь на цивилизованных планетах сейчас  лучше,  чем
была когда-то в черные времена суеверий. Но вместе с тем  пришло  осознание
того, что у каждого из нас есть только этот короткий опыт  с  ярким  светом
сознания в бесконечно темной ночи вечности,  а  потому  мы  должны  уважать
существование всех остальных. И самый преступный акт, который только  можно
вообразить - это прекращение жизни одного из носителей сознания.  Клизандцы
относились к мыслящим существам иначе, и я, с наслаждением  подсыпая  им  в
буксы песок, все равно не мог  думать  иначе,  а  потому  не  мог  низвести
заляпанного подливкой Васко до уровня составляющих его молекул. Если  бы  я
это сделал, то был бы ничем не лучше, чем они, и ввязался бы с старую  игру
с целями, оправдывающими средства, и  начал  бы  скатываться  по  наклонной
плоскости. Я вздохнул,  глотнул  из  своего  стакана,  и  рисовавшиеся  мне
чертежи дуговой печи растаяли и  исчезли.  Так  что  же  тогда?  Я  мог  бы
приковать его к пещере с автоматическим пищераздатчиком,  если  бы  в  моем
распоряжении была пещера и все прочее. Отпадает. Если бы у меня было время,
я, правда, с немалым трудом мог бы изменить внешность Васко и всадить в его
мозг ложную память, а потом засадить его в тюрьму или в трудовой отряд, или
в сумасшедший дом, или еще куда-нибудь. Отличный план, если не принимать во
внимание, что  у  меня  не  было  времени  для  свершения  чего-либо  столь
сложного. Я должен был закончить дело до утра - или раньше, если  не  хотел
перечеркнуть всю уже проделанную работу по созданию и внедрению  Лже-Васко.
Командование базы, вероятно, уже занялось перекличкой, так что  мне  прежде
всего следует подумать о  способе  попасть  обратно  в  "Глупость",  нежели
беспокоиться о своем свинском спутнике. Я заметил, что живот у  него  начал
выпячиваться, и отключил аппарат. Он откинулся на спинку стула, вздохнул  и
рыгнул без видимой  к  тому  причины.  С  противоположной  стороны  комнаты
раздался шорох, открылась панель, и вкатился робот-чистильщик.
     - Нельзя ли  мне  устроить  у  вас  хорошую  чистку?  -  прошептал  он
сексапильным контральто.
     Я сказал ему, что он мог бы сделать, но он не был надлежаще оборудован
для выполнения инструкции такого рода, а потому  только  щелкал  и  жужжал,
пока я не приказал ему заняться работой.
Copyright © 2010 sflib.ru