Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Я  со  своим
обычным соображением уже изобрел такой план. К цепи динамика к  номеру  был
подключен маленький магнитофон и  таймер;  все  это  было  замаскировано  в
путанице других цепей и компонентов.  Я  снабдил  магнитофончик  надлежащей
записью, поставил таймер и включил его. А затем бросился обратно  в  номер,
чтобы посмотреть, как начнет работать мое творение. Васко  все  еще  сидел,
приклеив глаза к телеэкрану, но вздыхал, когда могучие космические  корабли
в лихорадке разрушения обрушивались  друг  на  друга.  Шипела  бластопушка,
бушевали бешеные энергии, и сквозь все это прорезался мой записанный голос:
     - А теперь, Васко, слушай, слушай  внимательно.  У  тебя  был  долгий,
трудный день, и ты хочешь спать. Ты зеваешь. Ты собираешься отправиться  на
боковую. Сейчас ты заснешь крепким сном, ибо завтра будет новый день.
     Это была большая ложь, ибо завтра  не  будет  нового  дня,  во  всяком
случае, для дорогого  Васко.  Снова  будет  то  же  самое.  Все  повторится
сначала. Он будет убаюкан, погружен в глубокий сон и даже в более  глубокий
транс моим утешающим голосом. И пока он будет пребывать в трансе, ему будет
приказано, чтобы он забыл этот день и снова вернулся к  нему,  так  что  он
никогда не проснется утром своего последнего дня в увольнении  перед  явкой
на  активную  службу.  Он  проснется  с  легким  похмельем  от  празднества
последней ночи и не станет ничем утруждать себя. Просто поваляется в номере
отеля, поест, немного почитает,  посмотрит  телевизор  и  отправится  спать
пораньше. Так он будет проводить время, получая от того удовольствие,  пока
не нарушится  программа.  Это  был  чудесный  план,  защищенный,  насколько
возможно, от дурацких случайностей.  Я  скормил  половину  своих  ликвидных
фондов в  коппер  уплаты,  и  баланс  настенного  индикатора  подскочил  до
астрономической цифры. Чувствуя себя  счастливым,  я  немедленно  вышел  из
номера и повесил на дверь табличку: "НЕ  БЕСПОКОИТЬ".  А  затем  я  впал  в
депрессию, вернулся, снова зажег свет и огляделся в поисках бутылки, до сих
пор  снабжавшей  меня  столь  отменным  вдохновением.  Увы.  Васко  отлично
позаботился о  ней.  Но  как  мне  вернуться  тайно  на  эту  теперь  втрое
бдительнее охраняемую базу? Та высокая  каменная  стена  казалась  мне  еще
выше, чем на самом деле. Я наделал шуму, перебираясь через нее, и поднял по
тревоге всех. Было бы очень мило, если бы я мог  вернуться  без  чьего-либо
ведома, прокравшись, скажем, под стеной. Увы. об этом не могло быть и речи:
землеройные работы, удаление земли и тому подобное - это не то,  что  можно
совершить за несколько часов. Угнать самолет,  перелететь  и  спрыгнуть  на
парашюте? И быть подстреленным еще до  приземления.  Да,  для  того,  чтобы
проникнуть на базу или покинуть ее вряд ли можно было выбрать худшее время.
Караулы будут усиленными, часовые подозрительными, а вся база будет  кишеть
солдатами. Но, может быть, именно это давало мне  ключ  к  решению  задачи?
Обратить их силу против них, воспользоваться  их  многочисленностью,  чтобы
нанести поражение. Дзюдо в  гигантских  масштабах.  Но  как?  Ответ  пришел
достаточно быстро, так как  проблема  была  правильно  изложена.  Я  собрал
требуемое снаряжение - оно было довольно объемистым, - затем сложил  его  в
большой  чемодан,   который   снабдил   устройством   для   саморазрушения.
Понадобится  личина  -  ничего  особенного,  просто,  чтобы  спрятать   мою
реальную, присвоенную внешность. Ах, до  каких  уровней  обмана  приходится
подниматься! Доверху застегнутое длиннополое пальто скрыло мой мундир,  моя
пилотка отправилась в карман - ее  заменила  широкополая  шляпа,  -  а  моя
старая верная седая борода устроилась на моем лице намордником анонимности.
Глубоко вздохнув, я выпил капельку и, выскользнув из номера, запер за собой
дверь, а ключ сунул в карман. Проходя мимо мусоропровода,  я  швырнул  туда
ключ, и вспышка  мгновенного  уничтожения  осветила  мне  путь.  Отойдя  на
приличное расстояние, я остановил робото-такси и сунул на него свой чемодан
     - База "Глупость", главный вход, - приказал я, и мы поехали.
Copyright © 2010 sflib.ru