Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
 К тому времени,  когда  я  закончил
свою завораживающую и слегка отталкивающую  историю,  мы  прибыли  к  месту
назначения. При нашем приближении открылась широкая дверь, которая сразу же
закрылась за нами. Внутри были другие  девушки,  хорошо  вооруженные  и  по
большей части привлекательные. И я гадал,  как  же  эта  мужская  партия  с
неблагозвучным  названием  сумела  организовать   сопротивление   подобному
правительству.  Благодарите  за  это  клизандцев.  Когда  дело  доходит  до
правительства и армии, я всегда чувствую себя  анархистом  и  придерживаюсь
крайне невысокого мнения и о тех, и о других.  Но  если  уж  приходится  их
иметь, то разумеется,  делу  помогает,  если  они  хорошенькие.  Я  покачал
головой и дал отвести себя в комнату, где находилась очень  соблазнительная
армейская койка. Я рухнул на нее.
     - Одежду, - произнес я, - пару глотков... и не  обязательно  в  именно
такой последовательности.
     Я застенчиво набросил на себя угол одеяла - не из-за стыда, а  скорее,
чтобы не подвергать искушению этих амазонок. И, кроме того, здесь была  моя
жена. Она отлично поняла, что я имел в виду под парой глотков, и отстранила
стакан воды, который пыталась навязать мне одна из дам,  и  вложила  в  мою
руку маленькую фляжку с весьма крепким  напитком.  Он  обжег  мне  горло  и
протянул в мозг огненные щупальца.
     - Боюсь, что мое ощущение реальности... мои мысли все еще  путаются...
- признался я и понял по выражению лица Ангелины, что она уже это знает.  -
Они что-то сделали со мной, не знаю что, но уверен, что это скоро пройдет.
     - Я буду убивать их всех... и смерть их будет непростой, -  произнесла
она сквозь плотно  стиснутые  зубы.  Слушательницы  ответили  на  ее  слова
возгласами одобрения. Я на миг закрыл глаза, чтобы дать им отдых,  а  когда
открыл их, в комнате не осталось никого, кроме  Ангелины.  Горел  свет,  за
окном было темно. То, что произошло, было похоже на оборванную и  склеенную
кинопленку с приличным вырезанным куском.  Я  уважал  технику  психического
манипулирования Края и от души ненавидел его за это.
     - Я голоден, - сообщил я Ангелине. Она подошла, села рядом со  мной  и
взяла меня за руку.
     - Ты спал и во сне говорил ужасные, странные вещи.
     - Я от этого чувствую себя лучше. Когда мы вернемся на базу, я позволю
медикам пропылесосить все темные углы моего мозга.  Но  в  настоящее  время
нужно организовать сопротивление, прежде чем Клизанд прочно возьмет  все  в
тиски. Я...
     - Нет.
     - Что ты подразумеваешь под этим "нет"?
     У меня  было  ощущение,  словно  я  пропустил  какую-то  важную  часть
разговора. Было ли это еще одним результатом манипуляции с моим мозгом  или
это просто особенности женского разговора?
     - Под этим "нет" я подразумеваю, что мы этого делать не будем. Пока ты
спал, я отправила длинный рапорт Инскиппу, там  все,  что  ты  рассказал  о
планах Клизанда:  и  как  они  устраивают  свои  вторжения,  и  как  решили
приняться за Корпус, словом, все.
     - Ты, по крайней мере, подписалась моим именем? - обиженно спросил я.
     Она потрепала меня по руке.
     - Конечно, дорогой, ведь это было  твоей  работой.  Я  и  не  подумала
поставить ее себе в заслугу.
     Я  мгновенно  преисполнился  сожаления  за  свои  слова   и   поспешил
извиниться, а затем извинилась  она,  потому  что  мой  скверный  характер,
вероятно, связан с модифицированием моего мозга,  и  мы  выпили,  а  потом,
поскольку мы уладили это, я попытался вернуться к делу.
     - Итак, ты, значит, отправила доклад. А потом?
     - Потом он пошел на передающий корабль по другую сторону этого солнца,
а оттуда его переправили Инскиппу. Пришел его ответ, он гласит:  "Сообщение
принято, поздравляю, немедленно возвращайтесь". Так что, как  видишь,  тебе
придется вернуться.
     Я фыркнул и пригубил напиток.
     - Ты думаешь, я вернусь?
     - Ты нездоров, тебе требуется медицинская помощь, ты сделал  то,  ради
чего явился сюда...
     - Я спрашивал тебя не об этом. Ты думаешь, я вернусь?
     Ангелина попыталась принять свирепый вид - ей никогда не удавалось это
сделать, если это не всерьез, - а  затем  пожала  плечами  с  видом  полной
покорности.
Copyright © 2010 sflib.ru