Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
Она сбила с него шлем и стукнула его резко - и точно - по макушке каблучком
свой туфли. Он отключился, а я не дал ему упасть.
     - И ты все это говорил обо мне, - прошептала она, моя новобрачная. - В
твоей собственной  натуре  можно  найти  куда  больше,  чем  налет  старого
садизма.
     - ...Я вызвал. Все уже знают. Теперь  мы  наверняка  их  найдем,  -  с
энтузиазмом заявил второй полицейский, но голос оборвался под зубную дробь,
когда он уставился в ствол укрощающего пистолета своего помощника. Ангелина
выудила из сумки сонную капсулу и раздавила ее у него под носом.
     - А теперь что, босс? - спросила она, мило  улыбаясь  двум  фигурам  в
черных мундирах с медными пуговицами у обочины дороги.
     - Я думаю об этом, - сказал я и потер челюсть, дабы доказать это. -  У
нас было свыше четырех месяцев беззаботных каникул, но все  хорошее  должно
когда-нибудь кончиться. Мы можем продлить наш отпуск. Но  он  будет,  мягко
говоря, лихорадочным, пострадают  люди...  Да  и  ты...  хотя  фигура  твоя
прекрасна, но она не совсем подходящая для бегства, погонь и вообще грязной
работы. Не вернуться ли нам на службу, с которой мы сбежали?
     - Я надеялась, что ты это  скажешь.  Тошнота  по  утрам  и  потрошение
банков как-то не совмещаются. Забавно будет вернуться.
     - Особенно, если учесть, что они будут так рады нас видеть.  Учитывая,
что они отвергли нашу просьбу об отпуске, и нам пришлось  украсть  почтовую
ракету.
     - Не говори уже о деньгах на мелкие расходы, которые мы крали,  потому
что не могли прикоснуться к своим банковским счетам.
     - Правильно. Следуй за мной, и мы сделаем это с шиком.  Мы  стащили  с
полицейских мундиры и бережно уложили похрапывающих блюстителей порядка  на
заднее сиденье машины.  У  одного  из  них  нижнее  белье  было  в  розовую
крапинку, в то время как у другого  -  утилитарно  черное,  но  отороченное
кружевом. Таков мог быть здешний обычай одеваться, но у  меня  это  вызвало
кое-какие потаенные мысли насчет полиции на Камате, и я  был  рад,  что  мы
отбываем. Надев мундиры, шлемы и очки-консервы, мы, весело гудя,  понеслись
по дороге на своих махоциклах,  помахивая  танкам  и  грузовикам,  с  ревом
двигающимся   в   противоположную    сторону.    Прежде    чем    зазвучали
разоблачительные крики и вопли, я затормозил посреди дороги  и  просигналил
остановиться бронемашине. Ангелина развернула  свой  махоцикл  позади  них,
чтобы они не нашли созерцание беременного полицейского слишком отвлекающим.
     - Мы загнали их в угол! - крикнул я. - Но у них есть радио, так что не
объявляйте об этом по радиосвязи. Следуйте за мной
     - Ведите! - крикнул водитель,  а  его  напарник  закивал,  соглашаясь,
тогда как перед его мысленным  взором  ослепляюще  плясали  соблазнительные
картины - слава, ордена, награды. Я повел их по заброшенной дороге  в  лес,
кончавшейся у маленького озера в комплекте с  ветхим  сараем  для  лодок  и
доком.
     Я притормозил, махнул им, чтобы они  остановились,  коснулся  пальцами
губ и на цыпочках вернулся к бронемашине. Водитель опустил боковое стекло и
выжидающе посмотрел на меня.
     - Вдохни-ка это, - сказал я и  щелчком  метнул  гранату  с  усыпляющим
газом в кабину.
     За облачком дыма последовали ахи, после чего еще две молчаливые фигуры
в мундирах, похрапывая, растянулись на траве.
     - Собираешься взглянуть по-быстрому на их  белье?  -  поинтересовалась
Ангелина.
     - Нет, я хочу сохранить некоторые иллюзии, даже если они ложные.
     Махоциклы  весело   покатились   по   доку,   бултыхнулись   в   воду.
Последовавшее за этим короткое замыкание вызвало массу пузырей, а над водой
поднялась туча пара. Как только бронемашина проветрилась, мы залезли в  нее
и укатили.  Ангелина  нашла  нетронутый  завтрак  водителя  и  тут  же  его
проглотила. Я, избегая большинства крупных дорог, лег на обратный курс -  в
город, где в  центральном  полицейском  управлении  располагался  командный
пост. Я  хотел  отправиться  туда,  где  происходят  крупные  действия.  Мы
припарковались в подземном гараже, теперь пустынном, и поднялись на лифте в
башню. Здание было почте пустым, за исключением командного центра; я  нашел
поблизости незанятый кабинет и оставил там Ангелину, невинно  забавляющуюся
с запечатанными - но легко  открывающимися  -  конфиденциальными  досье.
Copyright © 2010 sflib.ru