Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Мои  руки
вытянулись, готовые сжимать и душить, как только он  снова  заговорит.  Все
это сработало бы прекрасно, доставив мне маленькое садистское удовольствие,
если бы вечерний бриз не накатился на нас из-за угла здания.  Ветер  дохнул
мне в лицо прохладой, а в дыму открылся разрыв. Я смотрел  на  клизандского
солдата в шлеме и с гауссовкой наизготовку, на лице  которого  отпечаталось
переживаемое им потрясение. По веской причине, вместо того,  чтобы  увидеть
собрата-солдата,  он  узрел  неизвестного  типа,  разминающего  пальцы,   с
красными глазами и небритым лицом, одетого в совершенно прозрачную  робу  и
женские сапожки, с висящими на плечах узлами и тюками. Разинуть рот -  это,
примерно, все,  что  он  мог  сделать...  Этот  паралич  продолжался  ровно
столько, чтобы я успел добраться до него. Я схватил его за горло так, чтобы
он не смог выкрикнуть предупреждение, и за гауссовку так, чтобы он  не  мог
выстрелить в меня.  Мы  немного  поплясали  в  таком  стиле,  и  дым  снова
сомкнулся вокруг нас.  Мой  противник  не  кричал,  не  стрелял,  но  и  не
покорялся. Он был рослым, мускулистым и держался за свое. К счастью: он  не
отличался сообразительностью, держался обеими руками за гауссовку и пытался
вырвать ее у меня. Примерно как раз в то время, когда он уразумел, что  мог
бы держать ее одной рукой, а другой лупить  меня,  я  дал  ему  подножку  и
рухнул на него.
     Прежде чем он стукнулся о землю, он  успел  нанести  мне  два  быстрых
удара в живот, которые не улучшили моего состояния. Затем мы  приземлились,
и я вышиб из него дух. Это заставило меня освободить руку на его горле,  но
прежде чем он успел втянуть в себя достаточно воздуха, чтобы  закричать,  я
привел его в бессознательное состояние. Я сидел на нем, ожидая,  когда  моя
голова перестанет кружиться и развяжется узел в  животе,  когда  поблизости
раздался новый голос:
     - Что это за шум? Кто это?
     Я глубоко с содроганием вздохнул и приложил  все  силы,  чтобы  как-то
владеть своим голосом.
     - Это я... - Всегда хороший ответ. -  Я  споткнулся  и  упал.  Поранил
палец...
     - Значит, получишь за него медаль, а теперь заткнись.
     Я заткнулся, взял гауссовку у своего обмякшего  спутника,  встал...  и
сообразил, что  совершенно  заблудился  в  дымной  тьме.  Очень  неприятное
ощущение. Дым редел, а я был один и понятия не имел, куда мне идти. Если же
я пойду в неверном  направлении,  это  будет  самоубийством.  Паника!  Или,
скорее,  мгновение  паники.  Я  всегда  готов  позволить   себе   маленькую
непродолжительную  панику.  Это  вызывает  прилив  крови  в  сосуды  мозга,
заставляет сердце качать кровь  быстрее,  высвобождает  дозу  адреналина  и
совершает другие полезные  для  чрезвычайного  положения  вещи.  Но  только
совсем немного паники, потому что время поджимало. А после того, как  дикая
звериная эмоция рассеялась, губы снова прикрыли клыки, волосы  на  загривке
опустились и все такое прочее,  я  поставил  на  работу  старый  логический
центр. Первое: я не один. Безмолвная цепочка спасенных могла промаршировать
в здание, в безопасное место, но моя Ангелина меня не бросит.  Я  знал  это
столь же определенно, как если бы мог видеть,  что  она  стоит  перед  этой
дверью и ждет меня.
     Второе:  у  нее  имелось  чувство  направления,  а  у  меня   -   нет.
Следовательно, она должна прийти ко мне.
     - Этот палец убивает меня, серж, - прохныкал  я,  а  затем  засвистел,
словно от невыносимой муки. Один короткий свист и один длинный. Буква  "А",
означающая "Ангелина" на коде, ей отлично знакомом. То, что  я  нуждаюсь  в
помощи, она вычислит сама, в этом я не сомневался.
     - Прекратить этот свист и шум! -  прорычал  в  ответ  другой  голос  с
ноткой презрения. - Скажи-ка, кто ты?
     Я порылся в памяти в поисках имени, которое  услышал  несколько  минут
назад.
     - Это я, серж, Зобно. Этот палец...
     - Это не Зобно! - вмешался другой голос. - Зобно - это я!
     - Нет, я! - крикнул я в ответ. - Кто это сказал?
     - Вы оба подойдите сюда сейчас же! - крикнул  сержант.  -  Через  пять
секунд я начну стрелять!
     Настоящий Зобно, спотыкаясь, потопал  сквозь  дым,  а  я  не  смел  ни
заговорить, ни двинуться.
Copyright © 2010 sflib.ru