Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Я
опустил очки-консервы на место и разыграл спектакль с появлением  в  центре
связи  пропыленного,  утомленного  гонца.  Меня  проигнорировали.  Человек,
которого я хотел видеть, расхаживал, посасывая длинную потухшую  трубку.  Я
подскочил к нему и отдал честь.
     - Сэр, вы - мистер Инскипп?
     - Да, - буркнул он. Его внимание все еще  было  приковано  к  огромной
карте на стене, теоретически отражавшей состояние охоты.
     - Некто хочет видеть вас, сэр.
     - Что?  Что?  -  переспросил  он  рассеянно.  Гарольд  Питер  Инскипп,
директор и голова Спецкорпуса, был в  этот  день  не  совсем  в  форме.  Он
достаточно легко последовал за мной, а я закрыл  дверь  и  стащил  защитные
очки.
     - Теперь мы готовы вернуться домой, - сообщил я ему. - Если вы сможете
найти способ тихо вытащить нас с  этой  планеты,  не  дав  местным  властям
заполучить нас в свои излишне жадные руки.
     Он в гневе сжал челюсти так, что они  раздробили  мундштук  трубки  на
бесчисленное множество  осколков.  А  я  повел  его,  выплевывающего  куски
пластика, в кабинет, где ждала Ангелина.
     - Рррр!.. - прорычал Инскипп, потрясая пачкой документов,  которые  он
держал в руке, так, что  они  загремели,  словно  сухие  листья  или  кости
скелета.
     - Очень выразительно, -  нахально  заметил  я,  вытаскивая  сигару  из
карманного портсигара, - но с минимальным  содержанием  информации.  Вы  не
могли бы высказаться более определенно?
     Я отщипнул кончик сигары без какого-либо хруста. Превосходно.
     - Бы знаете, во сколько миллионов обошлась  ваша  волна  преступности?
Экономика Каматы...
     - Не пострадает ни на йоту. Правительство возместит потери, понесенные
пострадавшими учреждениями, а потом, в свою очередь, вычтет ту же сумму  из
своих ежегодных платежей Спецкорпусу, у которого все  равно  больше  денег,
чем он может истратить. А теперь оцените полученные  взамен  выгоды.  Масса
волнений  для  населения,  увеличение   тиражей   газет,   упражнения   для
засидевшихся блюстителей порядка -  а  это  уже  само  по  себе  интересная
история, так же, как и полевые маневры, доставившие  огромное  удовольствие
всем участникам. Чем обижаться, им бы, наоборот,  следовало  выплатить  нам
гонорар за то, что мы сделали возможными все эти волнующие вещи.
     Я зажег сигару и выпустил большое облако дыма.
     - Не умничайте, вы, старый мошенник!  Если  бы  я  выдал  вас  и  вашу
новобрачную властям Каматы, вы и через шестьсот лет были бы еще в тюрьме.
     - На это мало шансов, Инскипп. У вас и так не хватает хороших  полевых
агентов. Мы вам нужны больше, чем вы нам,  так  что  считайте  эту  накачку
законченной и переходите к делу. Я уже понес  наказание.  -  Я  оторвал  от
пиджака пуговицу и бросил ее ему  через  стол.  -  Вот,  срываем  ордена  и
понижаем в звании. Я виновен. Следующее дело.
     С последним явно  симулированным  рычанием  он  отправил  документы  в
мусорную корзину и взял большую красную папку, которая угрожающе  загудела,
как только он прикоснулся к ней. Отпечаток его большого  пальца  обезвредил
взрыватель прибора безопасности, и папка раскрылась.
     - Здесь у меня имеется совершенно секретное, особо важное задание.
     - Разве мне доставались какие-нибудь другие?
     - Оно также исключительно опасное.
     - Инскипп, вы втайне завидуете моей красивой внешности и желаете  моей
смерти. Бросьте, Инскипп! Кончайте спарринг и дайте мне узнать, в чем дело.
Мы с Ангелиной управимся с ним лучше,  чем  все  остальные  наши  агенты  -
престарелые и слабоумные.
     - Это работа для  вас  одного.  Ангелина...  Ну,  это...  -  Лицо  его
покраснело, и он принялся внимательно изучать досье.
     - Вот это да! - воскликнул я. - Инскипп,  убийца,  головорез,  грозный
начальник, тайная власть в сегодняшней Галактике, и он не может  произнести
слово беременна! А как насчет младенца! Погодите-ка, секс, вот в чем  дело!
Вы краснеете при мысли о нем. Ну-ка, быстро скажите слово  секс  три  раза.
Это пойдет вам на пользу...
     - Заткнитесь, ди Гриз! - рявкнул  он.  -  По  крайней  мере,  вы  хоть
женились наконец  на  ней.  Это  свидетельствует,  что  в  нашей  гнилистой
сущности есть еще капля честности.
Copyright © 2010 sflib.ru