Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
  Спущенная  мной  реакция
продолжалась. Готов поклясться, на  какой-то  краткий  миг  в  глазах  Края
сверкнул свет разума и ненависти - очнувшись, он осознал,  что  происходит.
Но только на миг. Спустя мгновение спина его выгнулась в безмолвном спазме,
и он, рухнув, застыл в неподвижности.
     - Умер, - объявил доктор, взглянув на показания своих приборов.
     - Эксперимент был полезным, - заметила  Ангелина,  подходя  к  окну  и
отдергивая шторы. - Время искупаться, если ты чувствуешь себя способным  на
это, дорогой. А потом нам придется придумать способ добыть доктору  другого
серого человека. Теперь, когда мы знаем, какую область нельзя  затрагивать,
мы заставим его протянуть подальше во время допроса.
     - Я не могу, - отшатнулся доктор. - Только не это снова. Мы убили его.
Я  его  убил.  Ему  был  имплантирован  приказ,  сигнал,  которому   нельзя
сопротивляться: скорее умереть, чем открыть,  где  находится  эта  планета.
Стремление к смерти, можно сказать. Я сейчас видел это и больше не желаю.
     -  Нас  воспитали  по-разному,  доктор,  -  спокойно   и   безжалостно
произнесла Ангелина. - Я без всякой  жалости  застрелила  бы  тварь,  вроде
Края, в бою и не испытываю иных чувств из-за того, что его смерть произошла
вот таким образом. Вы знаете, кто он и что он сделал.
     Я ничего  не  сказал,  потому  что  был  согласен  с  ними  обоими.  С
Ангелиной, видевшей в Галактике джунгли, в которых идет война за выживание:
есть или быть съеденным.  И  с  доктором-гуманистом,  выросшим  в  условиях
матриархата в стабильном и неизменном, мирном и спокойном обществе. Они оба
были правы. Интересное животное - человек...
     - Отдохните, док, - посоветовал  я.  -  Примите  одну  из  собственных
пилюль. Вы были на ногах день и ночь, и это не могло пойти вам  на  пользу.
Мы увидимся с вами, когда вы проснетесь, но сперва хорошенько отдохните.
     Я взял Ангелину под руку и увел ее от усталого, маленького, печального
человека, уставившегося невидящим взглядом в пол.
     - Ты ведь не чувствуешь сожаления по поводу смерти этой твари Края?  -
спросила она, выдав мне свою нахмуренность  номер  два,  означавшую  что-то
вроде: "Я не ищу неприятностей, но если  ты  настаиваешь,  то,  разумеется,
получишь".
     - Я? На это мало шансов, любимая. Край - это тот, кто раскатал недавно
в моем мозгу колючую проволоку и пытался сделать то же  самое  с  тобой.  Я
только сожалею, что мы не смогли побольше выжать из него, прежде чем он нас
покинул.
     - Следующий расскажет побольше. По крайней мере, мы теперь знаем,  что
твоя идея верна. Может быть, они и не чужаки, но, разумеется, и не уроженцы
Клизанда.  Если  мы  сможем  искоренить  их  там,  мы  покончим   с   этими
вторжениями.
     -  Легче  представить,  чем  достичь.  Давай  поплаваем,  а  над  этим
поразмыслим за выпивкой, когда вернемся.
     Вода высвободила мои мускулы и заставила меня глубоко осознать,  какой
жуткий голод и жажду я испытываю. Я вызвал  по  звукосвязи  служащего,  так
что, когда мы вышли из воды, нас уже ждали поджаренное  мясо  и  пиво.  Эта
снедь немного притупила мой аппетит, но дала мне силы вернуться в номер для
более солидной закуски. Да, весьма солидной: семь блюд, начиная с огненного
бурадского  супа,  далее  рыба,   мясо   и   другие   деликатесы,   слишком
многочисленные, чтобы перечислять их. Ангелина немного  поела  и  пригубила
свой бокал вина, в то время как я прикончил большую часть еды,  оказавшейся
в поле моего зрения. Насытившись наконец, я приказал убрать грязную  посуду
и со вздохом откинулся в кресле.
     - Я думал, - произнес я.
     - И ты вполне мог меня одурачить.  Я-то  думала,  что  ты  лопал,  как
свинтус с обеими лапами в кормушке.
     - Советую поберечь  свой  буколический  юмор.  Тяжелая  ночная  работа
заслуживает хорошей дневной еды. Клизанд - вот наша проблема. Или,  точнее,
серые люди, столь твердо контролирующие его военную экономику. Держу  пари,
что если мы избавимся от них, у исконных клизандцев не будет  того  жгучего
интереса к межзвездным завоеваниям.
     - Достаточно просто. Программа спланированных убийств. Серых не  может
быть слишком много, Край об этом сказал.
Copyright © 2010 sflib.ru