Гарри Гаррисон. Месть крысы из нержавеющей стали
     - Я уверен, что вы позаботитесь о том, чтобы мне были обеспечены самые
лучшие похороны, какие только может позволить  себе  Корпус.  А  теперь  не
соблаговолите ли вы выжать из себя несколько деталей, или вы  предпочитаете
завязать мне глаза и выстрелить мной в односторонней грузовой ракете?
     -  Спокойствие,  мой  мальчик,  спокойствие.  Ситуация  представляется
совершенно ясной. Об этом мало говорилось в средствах  массовой  информации
из-за окружавшей эти вторжения определенной  политической  смутности,  плюс
жесткой цензуры рассматриваемых  планет.  Согласно  нашей  реконструкции  -
очень хорошие люди погибли, добывая эту информацию,  -  ответственность  за
это несет планета Клизанд, третья планета в системе Эпсилон Индейца. Вокруг
этого солнца вращаются по своим орбитам  около  двух  десятков  планет,  но
только три из них пригодны для обитания.  И  обитаемы.  Клизанд  прибрал  к
рукам две братские планеты несколько лет назад, но мы не сочли нужным  бить
тревогу. По-настоящему  мы  встревожились,  когда  стало  фактом,  что  они
увеличили   размах:   межзвездные   завоевания,   считавшиеся   до    этого
невозможными. Они завоевали еще  пять  планет  в  близлежащих  системах  и,
кажется, подумывают о большем и лучшем. Мы не знаем, как они это делают. Но
они, кажется, научились это  делать.  У  нас  есть  агенты  на  завоеванных
планетах, но они узнали очень мало ценного. Было принято решение  -  заверю
тебя, на самом высоком уровне: ты встал бы и отдал честь, если бы я  назвал
тебе имена некоторых участвующих в этом людей, - что  мы  должны  отправить
человека на Клизанд докопаться до корней проблемы в стоге сена и  разрубить
гордиев узел.
     - Я думаю, что эта идея самоубийственна, даже  если  не  принимать  во
внимание содержащуюся в ней смешанную  и  отвратительную  метафору.  Вместо
этого мы могли бы...
     - Ты отправишься. От этого тебе никак не открутиться, Скользкий Джим.
     Я все же попытался. Но ничего не вышло. Мне дали копию всех  имеющихся
материалов, запись языка на кору головного мозга и  отмычку  к  скоростному
кораблю-разведчику, который должен был доставить  меня  туда,  куда  нужно.
Мрачный вернулся я в нашу квартиру, где Ангелина, устав  заниматься  своими
волосами,  метала  нож  в  установленную  у  противоположной  стены  мишень
размером с голову. Даже нижним броском после быстрого  выхватывания  клинка
из ножен она безошибочно поражала черное пятно любого глаза.
     - Дай я повешу фото  Инскиппа,  -  предложил  я.  -  Оно  будет  более
интересной мишенью для тебя: все же какое-то удовлетворение ты получишь.
     - Этот злой старик посылает моего мужа на задание?
     - Этот старый грязный козел  добивается,  чтобы  меня  убили.  Задание
настолько секретное, что я не могу рассказать о нем ни  одной  живой  душе,
особенно тебе. Так что вот документы, прочти их сама.
     Пока она была занята  этим,  я  сунул,  запись  клизандского  языка  в
штамп-машину. Такая машина переписывает материал прямо  на  кору  головного
мозга без скучного и отнимающего много времени  любого  учебного  процесса.
Первая  сессия  займет  примерно  полчаса,  после  чего  последует   дюжина
подкрепляющих  сессий.  К  концу  я  заговорю  на  этом  языке,   заработав
дополнительно адскую головную  боль  от  этого  электронного  щупанья  моих
синапсов. Однако  пока  машина  работала,  обучающийся  пребывал  в  полной
бессознательности, а я именно этого жаждал в данный момент.
     Я надвинул шлем на уши, устроился на кушетке и  нажал  кнопку.  Прошло
какое-то время, и Ангелина осторожно сняла с меня  шлем  и  в  тот  же  миг
вручила мне пилюлю. Я проглотил ее и не  открывал  глаза,  пока  не  утихла
боль. Мягкие губы поцеловали меня.
     - Они пытаются убить тебя, но ты им не позволишь.  Ты  посмеешься  над
ними и победишь, а в один прекрасный день займешь место Инскиппа.
     Я чуть приоткрыл глаз и увидел торжествующее выражение на ее лице.
     - Явлюсь домой со щитом или на щите? Грудь  в  крестах  или  голова  в
кустах? Ты будешь беспокоиться обо мне?
     - Все время. Но такова уж участь женщин. Я, разумеется, не могу стоять
на пути твоей карьеры.
Copyright © 2010 sflib.ru