Гарри Гаррисон. Рождение стальной крысы
  Но  самое  решающее  -  я  должен  был  разработать   и
подготовить план отступления. Сам побег не должен быть чересчур  поспешным
- но он должен быть безопасным и застрахованным от  любых  неожиданностей.
Если б у меня было время, я бы проделал небольшой туннель. Но  времени  не
было. Поэтому вместо ручной работы нужно было использовать работу  головы.
Устроившись поудобнее, я стал размышлять и чуть не уснул. Никогда! Я снова
выбрался  из  здания,  отыскал  круглосуточный   ресторан,   оборудованный
угрюмыми роботами, и выпил  две  чашки  кофе  с  повышенной  концентрацией
кофеина. Это помогло для  выработки  идей  и  учащенного  сердцебиения.  Я
вышел, шатаясь, из ресторана, и отправился в магазин верхней одежды. Когда
же я вновь  добрался  до  зала  заседаний,  я  просто  валился  с  ног  от
усталости. Трясущимися руками я запер все двери, чтоб скрыть следы  своего
присутствия. С первым лучом восходящего  солнца  я  завершил  всю  работу.
Неуклюже действуя уставшими пальцами, я запер подвал  снаружи,  проковылял
через комнату к брезентовой подстилке, завел будильник -  и,  улегшись  на
пол, тут же  погрузился  в  дремоту.  Я  проснулся  в  кромешной  темноте,
разбуженный комариным писком своего будильника. На мгновение меня охватила
паника, но я вовремя вспомнил, что подвал не имел  окон.  А  снаружи  день
должен был быть в полном  разгаре.  Сейчас  посмотрим.  Я  зажег  фонарик,
установил его поудобнее - затем включил телемонитор. Прекрасно! На  экране
появилась цветная  картинка  зала  суда,  проецируемая  на  монитор  через
специальное устройство для наблюдения, которое я установил  прошлой  ночью
наверху. Несколько служащих  вытирали  пыль  с  мебели  и  подметали  пол.
Заседание  начнется  через  час.  Телевизор  продолжал  работать,  а  я  в
последний раз проверил, не напрасно ли я  трудился  всю  предыдущую  ночь.
Нет, все в порядке, все функционирует... мне оставалось только ждать.  Что
именно я и делал, прихлебывая холодный кофе и с трудом разжевывая засохший
бутерброд из запасов предыдущего дня. Тревога  ожидания  кончилась,  когда
двери зала распахнулись и веселая публика и пресса хлынули внутрь.  Я  мог
прекрасно их видеть на экране монитора, прислушиваясь к шарканию  ног  над
головой. Раздавался приглушенный шум голосов, стихший только тогда,  когда
прибыл суд. Все глаза были прикованы к судье,  и  все  уши  насторожились,
когда он прочистил горло и начал  говорить.  Сначала  он  утомил  всех  до
смерти, подробно останавливаясь на  свидетельских  показаниях  предыдущего
дня,  затем  добавил  полнейшее  свое  согласие  со  всеми  обвинениями  и
наблюдениями. Я  перестал  обращать  внимание  на  его  бубнящий  голос  и
посмотрел на Слона, который сидел  с  высоко  поднятой  головой.  Они  так
ничего от него и не добились. Черты лица его были неподвижны, он  выглядел
даже скучающим. Но в его глазах я заметил проблеск ненависти,  граничившей
с презрением. Гигант, поверженный муравьями. Твердая линия его  подбородка
говорила о том, что они могли подвергнуть заключению его тело, но душа его
оставалась свободной. Правда ненадолго, если судья будет действовать в том
же духе. Тут что-то в голосе судьи  привлекло  мое  внимание.  Он  наконец
закончил свою длинную преамбулу. Он снова  прочистил  горло  и  указал  на
Слона.
     - Подсудимый, встаньте для вынесения приговора.
     Все  глаза  обратились  к  заключенному.  Он  продолжал  сидеть,   не
двигаясь. В зале поднялся негромкий ропот. Судья начал заливаться краской,
ударяя своим молоточком.
     -  Я  заставлю  вас  подчиняться  суду,  -  прогремел  его  голос.  -
Подсудимый либо встанет, либо его силой заставят сделать это.  Это  должно
быть понятно?
     Я покрылся испариной. Если бы я только мог подсказать ему не вызывать
дополнительных трудностей. Что я смогу сделать,  если  его  будут  держать
здоровенные безобразные полицейские? Два из них уже направились к нему  по
сигналу судьи. Только тогда Слон неспешно поднял взгляд.  Его  глаза  были
полны нескрываемого презрения, способного напугать любого  достопочтенного
джентльмена, а не только тупого судью; в них было столько отвращения,  что
оно  могло  уничтожить  низшие  существа.
Copyright © 2010 sflib.ru